Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Установление канона священных писаний Нового Завета (4).

Множество вариантов Благой Вести не противоречило представлению, согласно кторому единое Евангелие существует в разных изложениях ("Христово откровение - река, изливающаяся в мир через четыре Евангелия, подобно четырём рекам Рая"). На теологическом представлении о том, что может быть только одно Евангелие в подлинном смысле слова - "Евангелие об Иисусе Христе", - основана первая известная попытка гармонизации содержания четырёх евангелий (Мк, Мф, Лк и Ин), предпринятая учеником Юстина сирийцем Татианом около 170 года. Составленное Татианом сводное повествование получило название Диатессарон, что по-гречески значит "(Евангелие) по четырём". В Диатессароне нет родословной Иисуса (не было её и в арамейском евангелии от Матфея, как о том повествует христианский писатель Епифаний), нет упоминания о Его детских годах. Неясно, на каком языке - арамейском или греческом - был написан оригинал Диатессарона. Сохранился маленький греческий фрагмент этого текста, а на Востоке использовался сирийский Диатессарон. В сирийской церкви Диатессарон применялся  вместо канонических евангелий до V века включительно, но так как богословие Татиана, порвавшего с римской церковью, было признано еретическим, то в итоге Диатессарон изъяли из употребления, его списки были уничтожены, и этот памятник раннехристианской литературы дошёл до нас лишь в переводах (в частности, на латинский и арабский языки). Известен также комментарий к Диатессарону, написанный св. Ефремом Сириным.

Ещё до Татиана была сделана попытка отобрать несколько новозаветных писаний и установить из них "канон" в смысле образца, стандарта, нормы, правила веры. Эта попытка связана с именем Маркиона.

Маркион, приехавший в Рим из Малой Азии во второй половине 30-х годов II века, по-своему развил некоторые теологические идеи ап. Павла.

В основе теологии Маркиона лежит Павлово противопоставление иудейского Закона и христианского Евангелия. Он написал фундаментальное сочинение "Антитезы", в котором сличал тексты Ветхого и Нового заветов и доказывал их непримиримое противоречие, полное несогласие их основных принципов. По словам Маркиона, Иисус "не выполнил древний Закон, а отменил его; Он раскрыл противоречие между Законом и Евангелием; Он пробудил нового апостола (Павла), после того как прежние оказались неспособными вместить в себя Его учение; Евангелие, проповеданное Павлом, и есть Евангелие Христа..." По мнению Маркиона, Павел был призван к апостольскому служению именно для исправления ошибок, допущенных другими апостолами по их невежеству и непониманию.

Маркион пришёл к следующему убеждению: подлинное учение Павла, единственного истинного апостола Иисуса (ведь Павел вслед за Иисусом нарушил Закон), было искажено неправильным церковным толкованием: в Церкви "ложные апостолы и проповедники еврейского учения" превратили Павла, возвещавшего истинное Евангелие, в толкователя Закона и пророков. Подлинное "евангелие Павла", по Маркиону, состояло в том, что демиург Иегова, выразивший свою волю в Законе, не мог быть тождествен Богу любви, Отцу Иисуса Христа. Выделяя этот главный для Маркиона мотив, Адольф фон Гарнак (1851 - 1930) назвал теологию Маркиона "евангелием о чужом (т. е. не-еврейском) Боге". Спасение, по Маркиону, означает, что справедливый и карающий за нарушения Закона Иегова лишён власти, ибо "чужой" Бог любви отдал Своего Сына как выкуп демиургу, Иисус Христос, исполняя волю Отца, "дал душу свою ценою за многих" (Мф. 20:28). Но кому же именно дал? Конечно, не Богу любви, а разве только дьяволу Иегове. Ведь он наложил на людей бремя невыполнимого Закона и держал всех в аду, пока не получил выкуп в виде души Иисуса. Но он ошибся в своих расчётах: получив, не смог овладеть ею и удержать её. И, таким образом, лишился власти над теми, кто подражает Иисусу и идёт за Ним "след в след" (1 Петр. 2:3). Христос перехитрил дьявола, у которого на Его душу прав не было, и поймал дьявола Своей Божественностью на приманку Своего человечества, как рыбак - рыбу.

Это событие, заключает Маркион, привело к тому, что Закон утратил свою сакральную силу, т. е. еврейские Писания потеряли в Церкви свой нормативный смысл. Отбросив еврейскую Библию, Маркион должен был предложить христианам новое св. Писание, и он сделал это. Маркионов канон, первый христианский канон Писания, состоял из евангелия Луки и десяти посланий Павла (из Павлова корпуса будущего ортодоксального канона в собрание Маркиона не вошли пастырские послания и Послание к евреям). Маркион сильно отредактировал эти тексты, по возможности очистив их от еврейских мотивов [1], противоречащих его теологии: такие места (в частности, повествование о рождении Иисуса и Его генеалогию у Лк, а также цитаты из еврейской Библии у Лк и Павла) он считал более поздними добавлениями иудео-христиан [2].





Попытка Маркиона отобрать из всей массы христианских писаний "истинные" подтолкнула епископов к тому, чтобы на цевковных соборах согласовать единый список книг Нового Завета. Первый вариант "ортодоксального" канона сложился к концу II века, в особенности благодаря усилиям Иринея Лионского в его борьбе с гностицизмом [3]. Важно подчеркнуть, что ортодоксальный канон был впервые создан как реакция на канон Маркиона, как средство борьбы с Маркионовой церковью.

Ириней принял двухчастную ("Евангелие" и "Апостол") структуру, созданную Маркионом. У Иринея мы находим первое ясное указание на Четвероевангелие как на "закрытый список", завершённый сборник писаний Нового Завета. Так же, как в позднем иудаизме, когда иудейский канон был окончательно закрыт после признания того, что период пророков окончен, так и в раннем христианстве канон Нового Завета был закрыт, когда было признано, что божественную силу апостольских писаний воспроизвести нельзя.

Самым первым известным списком канонических книг является фрагмент, составленный в Риме около 200 года и обнаруженный в 1740 году. По имени нашедшего его исследователя он назван "каноном Муратори". В этом фрагменте нет начала, но ясно, что в первых строках речь шла о возглавлявших список четырёх евангелиях. Канон включает Деяния апостолов и 13 посланий Павла - без послания к Евреям [4]; из соборных посланий [5] отсутствуют послания Петра, послание Иакова [6], Третье послание Иоанна. По поводу апокалипсисов составитель пишет: "Из откровений мы признаём только Иоанна и Петра, которое некоторые из наших не хотят читать в церкви".

В III веке появились и другие списки священных канонических книг. Существовал список в Риме, несолько сокращённый по сравнению с "каноном Муратори"; в нём отсутствовал, в частности, апокалипсис Петра. Другой канон, александрийский, был значительно шире римского. В него вошли кроме основных произведений Нового Завета ещё Учение двенадцати апостолов ("Дидахе") [7], "Пастырь" Гермы, апокалипсис Петра, послания Варнавы и Климента Римского.

Принятие канона Церковью было ускорено признанием христианства римским государством при имп. Константине (307 - 337). Чтобы покончить с ересями (а в этот период шла ожесточённая борьба между ортодоксами [8] и арианами), Константин потребовал, чтобы епископы предоставили ему единый канон священных книг. После длительных консультаций, уже после смерти Константина, на соборе в Лаодикии в 363 году было принято решение разослать по всем христианским церквям списки канонических произведений. Согласно Лаодикийскому канону, в состав Нового Завета вошли 26 писаний - все, кроме Апокалипсиса Иоанна. В 367 году в письме епископа Афанасия были названы уже все 27 писаний Нового Завета. Однако, этот список не был признан повсеместно: христиане многих сирийских церквей не признавали апокалипсис Иоанна; другие сирийские христианские общины остались верны почитанию Диатессарона; египетские (коптские) христиане совсем не приняли ортодоксального вероучения: у них были свои священные писания; вплоть до X века палестино-сирийские иудео-христиане пользовались своим списком книг, который исключал все писания, связанные с именем Павла.

Окончательно список новозаветных канонических книг был утверждён ортодоксальной Церковью на карфагенском соборе в 419 году. Борьба же вокруг подлинности апокалипсиса Иоанна шла ещё долго. В восточных церквах книга Откровения не включалась в сборники новозветных текстов вплоть до V века, прежде всего на основании евангельских слов: "Закон и пророки до Иоанна" (Лк. 16:16). "Книга пророчеств", написанная после дней Иоанна Крестителя, казалась нарушающей эти слова Спасителя. Обязательность включения книги Откровения в состав Нового Завета была подтверждена лишь на VI вселенском соборе в VII веке [9].





Современная Церковь настаивает на водительстве Духа Святого отбором священных текстов на вселенских соборах. Подобный тезис вызывает некоторое недоумение, причиной коего является судьба Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсиса). Дело в том, что принадлежность этого апокалипсиса Новому Завету, ныне не вызывающая сомнений, не всегда была бесспорной; правильнее говоря, было время, когда апокалипсис Иоанна был причтён к апокрифам. Так, списки канонических текстов, утверждённых Лаодикийским собором (363), содержали все нынешние тексты, кроме Откровения Иоанна, а вот Карфагенский собор (419) утвердил все нынешние тексты, включая и Откровение. Для разрешения интересующего нас вопроса, мы можем предположить, что либо Дух Святой ошибся в выборе на одном из соборов, либо передумал, либо, что гораздо более вероятно, решения соборов человековне имели вовсе никакого отношения к Духу Святому. Во всяком случае, Дух Святой не более позаботился о содержании принятого состава канонических книг, нежели о сохранении евангелия египтян или других апокрифов.

К подобному же выводу нас склоняет и размышление над окончанием послания ап. Павла к Колоссянам: "Когда это послание будет прочитано у вас, то распорядитесь, чтобы оно было прочитано в Лаодикийской церкви; а то, которое из Лаодикии, прочитайте и вы" (Кол. 4:16). Исходя из боговдохновенности послания к Колоссянам, можно заключить, что и послание к Лаодикийцам должно быть боговдохновенно, однако последнее постигла та судьба, коей чудом избежало Откровение Иоанна. Что же касается Откровения Иоанна, то оно сохранило своё место в каноне только в силу уважаемой и непререкаемой традиции.

Не прямое водительство Духа Святого, а традиция служила главным основанием к включению той или иной книги в церковный канон, из которого никогда не могли отпасть книги, повсеместно признанные священными, как, например, наши синоптические евангелия и послания ап. Павла. Даже Ориген, положивший начало критическому исследованию священных книг христианства, настаивал на необходимости подчинения общепринятой традиции, и в этом смысле цитировал библейское изречение: "Не передвигай межи давней, которую провели отцы твои" (Притч. 22:28). Это воззрение отразилось и на отношении к Ветхому Завету, воспринятому в церковный канон именно потому, что священные книги иудеев входили в круг чтения самых первых христиан. Те книги, которые и в иудейском Завете не являлись облечёнными полнотой священного авторитета, оказались в таком же неопределённом положении и в христианской Библии: таковы, например, книги Премудрости Соломона, Сираха, Товита, 3-я и 4-я Ездры и др., боговдохновенность которых оспаривалась не только христианами, но и иудеями. Отношение Церкви к этим книгам осталось не вполне выясненным и доныне.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Иисус у Лк верно следует Закону отцов (Лк. 10:26; 16:17). И апостолы всегда изображаются Лукой как верные Закону израильтяне (напр., Деян. 10:14). Они не входят в дома язычников, в том числе и христиан-неевреев, и не едят с ними за одним столом, даже если живут в их окружении (только по внушению Духа Пётр нарушает эти табу, см. Деян. 10:28; 11:2-3,12). Верными Торе остаются иерусалимская община (Деян. 21:20сл) и сам Павел (Деян. 21:24; 23:3-5; 24:14-18). Протохристианская община - Лука многократно подчёркивает эту мысль - продолжает традицию старого народа Божьего. Церковь - венец древней религии Израиля.

[2] Теория некоторых немногочисленных исследователей о том, что евангелие от Луки представляет собой дополненное евангелие Маркиона, не выдерживает критики. Евангелие от Луки было написано раньше евангелия Маркиона. Тертуллиан, располагавший соответствующими документами, говорит: "Маркион в своих "Антитезах" утверждал, что евангелие от Луки подверглось интерполяции со стороны защитников иудейства, вставивших туда Закон и пророков" ("Против Маркиона", IV,4).

[3] Видимо, именно поэтому Елена Блаватская писала, что православие было "насильно введено Иринеем, Тертуллианом и другими" (Разоблачённая Изида, т. 2, с. 151-152).

[4] В раннехристианской Церкви, до установления канона, послание к Евреям безусловно отвергалось или приписывалось Варнаве; впервые оно было связано с именем ап. Павла в александрийской церкви, и Ориген приложил немало стараний к внесению его в общий церковный канон.

[5] Послание Иакова, два Послания Петра, три Послания Иоанна и Послание Иуды принято называть "соборными" или "кафолическими", то есть адресованными всем христианам.

[6] Послание Иакова отвергалось с особенным ожесточением ввиду его иудео-христианской тенденции; в числе прочих выступал против него Феодорит Мопсуэтский, друг Иоанна Златоуста.

[7] "Дидахе" - это своего рода руководство для внутренней жизни христианских общин. Рукопись этого произведения была обнаружена в 1875 году.

[8] Первоначально слово "ортодоксы" употреблялось христианскими писателями для обозначения людей "чистой" веры.

[9] Православная же традиция до сих пор хранит в себе неоднозначное отношение к этой книге. Признавая её боговдохновенность, Церковь тем не менее не считает её безусловно необходимой для спасения: книга Откровения - единственная новозаветная книга, которая не используется в литургической практике и не читается в православных храмах.
Tags: христианство
Subscribe

  • Crop Circle Near Avebury Circle.

    Интересный круг на полях от 02.07.2021 в графстве Wiltshire, Англия, возле Avebury Stone Circle. Источник картинки. Уже много лет графство…

  • Письмена с того света.

    Пришло лето, и снова стали появляться по ночам таинственные круги на полях (crop circles)... Я обратил внимание на форму вот этого…

  • Могильные круги.

    Могильные круги в Эстонии. Руины сводчатой минойской гробницы «мегалитического типа». Камилари. Гераклион. Нач. 3 тыс. до Р.Х.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments