Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

АХИЛЛЕС (1).

Автор - (с некоторыми сокращениями).

АхиллесИтак, величайший герой Троянской войны и греческого эпоса появляется перед нами в ореоле гнева – сильный, бесстрашный, доблестный и, как и положено варвару, беспощадный к врагам. Ахиллес прекрасен тем, что воплощает идеал абсолютной мужественности, того уникального соединения черт и качеств, которое одержимо воспитывают в себе миллионы мужчин. В контексте мировой культуры Ахиллес навсегда останется образом триумфального победителя, но, как и всякий мифологический образ, он подчиняется некоторым любопытным законам, для выяснения которых его следует подвергнуть анализу, граничащему с развенчанием.
Рассказ об Ахиллесе уместно начать с того, что именно и каким образом сделало его идеальным кандидатом в герои. Ну, во-первых, конечно, родословная.
Морская богиня Фетида, дочь старца Нерея, отличалась умопомрачительной красотой. Как Зевс, так и колебатель земли Посейдон имели на этот счет самые непристойные мысли, однако богиня судьбы Фортуна (по другой версии, это был Прометей) предупредила богов, что сыну Фетиды суждено превзойти своего отца как силой, так и славой, поэтому, дабы покончить с соблазном, прекрасную нереиду Зевс решил отдать в жены смертному, хотя и знатному человеку, – царю Фтии Пелею.
Однажды Пелей гостил в фессалийском Эолке у царя Акаста, супруга которого Ипполита влюбилась в молодого и статного Пелея, хотя взаимности от него не добилась. Разгневанная Ипполита оклеветала Пелея , сообщив мужу, будто он пытался ее соблазнить. Акаст решил убить гостя и пригласил его поохотиться на гору Пелион, лесистый склон которой изобиловал дикими кабанами и враждебными людям кентаврами. На привале Пелей уснул, а Акаст спрятал его меч, чтобы лишить возможности защищаться, и один вернулся в Иолк. Пелей избежал смерти лишь потому, что ему на выручку пришел добрый и мудрый кентавр Хирон, впоследствии близкий друг Пелея и воспитатель маленького Ахиллеса.
Фетида, будучи богиней, посчитала оскорбительным то обстоятельство, что ее выдают за смертного, поэтому сватовство состоялось в грубой форме, по сути, Фетида была покорена хитростью и силой. Кентавр Хирон, выполняя волю Зевса, привел Пелея к берегу моря близ горы Пелион и спрятал его в одной из прибрежных пещер. Вскоре из вод морских вышла нагая Фетида, полагая, что ее никто здесь не увидит. Проворный Пелей бросился на нее, словно хищник на свою добычу, так что между ним и богиней завязалась настоящая борьба. Стремясь увернуться от цепкой хватки Пелея, Фетида превращалась то в огонь, то в воду, то в льва, то в змею, однако Пелей был упрям и силен, так что ему удалось вымотать Фетиду и тем усмирить ее.
На свадьбе Фетиды и Пелея пировал весь Олимп. Для виновников торжества и их знатных гостей пели Музы, танцевали божественные Грации, а прекрасный Ганимед, любимец Зевса, разносил в золотых кувшинах вино и амброзию. Однако на этом счастливом празднике все же не был соблюден важнейший для греческого сознания принцип Гармонии, а именно – не было оказано уважения силам зла. Богиню вражды и раздоров Эриду попросту не пригласили (по другой версии – перед ней поставили серебряный столовый прибор вместо золотого, какой был у прочих богов). Обиженное зло имеет свойство выходить из-под контроля и разрастаться в непредсказуемые катаклизмы. Эрида решила отомстить и подбросила на стол золотое яблоко с надписью «Прекраснейшей». Впоследствии это яблоко и спор, разгоревшийся из-за него между Герой, Афиной и Афродитой, привели к десятилетней Троянской войне, на которой, в числе других славнейших героев, окончил свою жизнь и Ахиллес.
Однако вернемся к тому времени, когда он еще был младенцем. Фетида, досадуя на то, что сын ее всего лишь ПОЛУбог, пыталась колдовством подарить ему божественное бессмертие. Втайне от Пелея она держала ребенка над огнем, так что тельце его не обугливалось, но закалялось, словно сталь, а затем окунала малыша в воды священной реки Стикс, держа его при этом за пятку. Описанную процедуру «закаливания» следовало повторять несколько раз, чтобы Ахиллес сделался неуязвимым. Однако все тайное не просто становится явным, но обнаруживается ОЧЕНЬ НЕ ВОВРЕМЯ. Однажды Пелей застал Фетиду за священным ритуалом и решил, что она помешалась, пытаясь умертвить их первенца. Разгневанный, он выгнал жену из дворца, и с тех пор она более не возвращалась к нему, вновь обретя дом в пучине морской. Что же до крошки Ахиллеса, то он был отдан отцом на воспитание старцу Фениксу и кентавру Хирону, который кормил ребенка мозгом львов и медведей, чтобы мальчик вырос сильным и крепким. Помимо этого заботливый Хирон обучил Ахиллеса стрельбе из лука, а также, при посредничестве Муз, пению, поэтическому искусству и врачеванию. Окруженное неусыпным вниманием, дитя подрастало – с незащищенной пятой и великим будущим.
Всякий значительный миф ассоциативен и метафоричен. Ассоциативность подразумевает наличие некоторого выразительного языка символов, с помощью которого можно развернуть подтекст мифа и разгадать отдельные его загадки. Метафора как бы «кодирует» изложенные в мифе события, придавая им изумительную ёмкость, изящество и образную выразительность. Метафоре свойственно зачаровывать наше воображение, тогда как ассоциация возвращает ему логическую ясность и обеспечивает «эффект узнавания».
Миф о рождении и воспитании Ахиллеса повествует о столкновении двух фундаментальных менталитетов – женского, матриархального, и мужского, патриархального.
Фетида (или Тетис) – одно из древнейших женских божеств, относящихся к эпохе процветания матриархата и напрямую связанных с архаическими – ДОПАТРИАРХАЛЬНЫМИ – представлениями о начале мира.
Согласно Пеласгическому мифу творения, вначале существовало безграничное и темное НИЧТО. Однако вскоре одинокая богиня ночи Никта, или Эвринома, осознала себя. Она принялась танцевать в абсолютной пустоте и таким образом породила ветер. Объятия Никты подарили ветру плоть, и он превратился в Великого Змея Офиона. Никта зачала от Офиона и снесла во тьме серебряное Мировое Яйцо. Из этого Яйца появился Эрос, которого еще называют Фанетом. Он привел Вселенную в движение и упорядочил Хаос, из которого образовались планеты и звезды. Мир обрел форму, ибо составляющие его пылинки ощутили любовь друг к другу, так что между ними возникла сила притяжения. Фанет, или Эрос, был двуполым, четырехглавым и лишенным глаз, за спиной его трепетали золотые крылья, а сам он издавал рев, шипение и рык, ибо не ведал ни слов, ни зрения.
Фанет есть древнейший прообраз бога патриархального, то есть бога, отражающего мужские приоритеты. Довольно долгое время этот бог считался вторичным и подчиненным Эвриноме – Великой Матери, чей образ олицетворял Природу Порождающую.

                                                                                *******************************

Около девятнадцатого века до нашей эры на территорию Греции вторглись племена ахейцев. Ахейцы были патриархальными скотоводами и поклонялись мужской троице богов, именуемых Митра, Варуна и Индра. Спустя несколько столетий, с окончательной победой партиархата, ахейский триумвират был преобразован в божественных братьев Зевса, Посейдона и Гадеса. Все они были детьми грозного Кроноса – всепожирающего Времени, и разделили мир таким образом, что Зевсу досталась суша, Посейдону – море, а Гадесу – подземное царство мертвых, или Аид.
Ментальная победа патриархата стала возможной по двум причинам: во-первых, мужчины-кочевники организовывали воинские сообщества для захвата новых территорий и нуждались в идеологии, построенной на страхе загробной кары, а также на специально разработанном кодексе мужской чести, ибо власть и дисциплина внутри кочевого племени поддерживались авторитетом мстительных патриархальных богов; во-вторых, на рубеже неолита и бронзы мужчина наконец-то осознал феномен отцовства. Долгое время считалось, что женщины беременеют, ибо в их чрева вселяются души умерших предков. Мужчина мыслился созданным природой для женского наслаждения и радости Великой Матери Эвриномы. Силу собственных гениталий мужчина поторопился обожествить не меньше силы собственных мышц, после чего очень скоро ощутил себя венцом Творения.
В борьбе с матриархальными устоями патриархат грубо сместил ось равновесия между жизнью и смертью, ограничив полноценное бытие видимым миром. Патриархальная идеология провозгласила благо, зло и воздаяние в качестве основных законов духовного бытия. Страх смерти, как и ее неотвратимость, породили в мужском сознании массу мифологических чудовищ. Ужасных и уродливых гигантов рождает мать-земля Гея от супруга своего Урана. Женское лоно отныне мыслится как таинственная и нечистая связь всего живого с миром смерти. Для патриархата Смерть есть разновидность божественного гнева, и она не столько естественна, сколько ПОУЧИТЕЛЬНА, ибо человек, забывающий о страхе перед высшей властью, - проклят и обречен.
Мужчинам в большей степени, чем женщинам, свойственно видеть мир сквозь призму собственного рассудка и навязывать природе систему ценностей, рассудком же изобретенную. Мужская рациональность постоянно мечется между двумя состояниями: дионисийским, то есть одержимым, экстатическим, и аполлоническим, то есть созидательным, творческим. Мужчина вечно озабочен тем, чтобы ВЫЖИТЬ. Сила, выносливость и доблесть необходимы ему для кратковременной игры с Вечностью. Неспособный рожать, мужчина не в состоянии преодолеть ТУПИКОВОСТИ собственного существования и потому дорожит славой и памятью едва ли не больше, чем собственной душой. Подземная река Стикс, обрамляющая Аид, навсегда отнимает у человека воспоминания и тем самым «обезличивает» его.
Каждый из родителей Ахиллеса – как Фетида, так и Пелей, - пытается наделить сына благами на собственный лад. Фетида приобщает его к бессмертию, «закаливая» смертью как таковой. Огонь, над которым она держит младенца, символизирует погребальный костер и кремацию, что касается погружения в воды реки Стикс, эта ритуальная процедура говорит сама за себя.
Пелей желал видеть в Ахиллесе доблестного воина, так что мальчик получает классическое патриархальное воспитание, тогда как мать от него отстранена.
Значение имени «Ахиллес» весьма неоднозначно. Оно может быть рассмотрено как комбинация греческих лексем «ахос» - «горе, печаль» и «клео» - «доблесть, слава». Никто из ста тысяч ахейцев, пришедших под стены Трои, не мог сравняться с Ахиллом силой, отвагой, ловкостью, быстротой, а также прямотой характера и мужественной красотой. У Ахиллеса в избытке было все, что украшает мужчину, лишь в одном судьба отказала ему – в счастье.
По другой версии, имя «Ахиллес» происходит от «а-хеллос», что означает «не пригубивший, не касавшийся губами» (материнской груди). Так или иначе, Фетида, расставшись с Пелеем, не бросила сына на произвол судьбы, и, когда он достиг пятнадцатилетнего возраста, сделала все возможное, чтобы оградить юношу от участия в Троянской войне.
Современной наукой установлено, что осада Трои завершилась в 1183 году до н.э. Согласно Гомеру, война за город продолжалась десять лет, хотя этот срок признается весьма условным. Мифологическая традиция настаивает на том, что причиной похода на Трою стало похищение царевичем Парисом, прозванным также Александр, - прекраснейшей из смертных женщин, Елены.
Надо заметить, что до Париса прекрасную Елену уже похищал афинский царь Тесей, однако она была возвращена домой своими братьями Кастором и Полидевком. Претенденты на руку Елены оказались столь многочисленны, что ей предоставили эксклюзивное право самой выбрать себе мужа. Она предпочла (одним богам ведомо, почему) спартанского царя Менелая, гостеприимством которого и злоупотребил Парис. Женское счастье, обретенное Еленой в лице любвеобильного Париса, не затмило ее рассудок настолько, чтобы во время бегства позабыть о мужниной сокровищнице. Красота, дополненная щедрым приданым, особенно обворожительна.
Менелай не потерпел надругательства и отправился в Микены, к своему брату Агамемнону, за советом и помощью. Тот сперва предложил договориться с Троей миром, но Парис был непреклонен, после чего Агамемнон консолидировал всех ахейских царей и повел объединенную армию на штурм города.
Парис, дерзость которого частично объясняется покровительством Афродиты и Аполлона, представляет собой редкий для греческой мифологии тип АСОЦИАЛЬНОГО героя. Он присуждает золотое яблоко первенства не верховной богине Гере, сулящей ему мудрость и славу, не благородной Афине, готовой даровать ему власть надо всей Азией, но Афродите, прельстившей его чарами женской красоты. Говоря другими словами, на вопрос богинь «Какую социальную «легенду» ты для себя выбираешь?» Парис ответил: «НИКАКУЮ! Я – мужчина и хочу наслаждаться жизнью именно в этом качестве». Афродита одаривает Париса «благословением страсти», а затем внушает Елене любовь к своему «протеже». Та невольно становится Хароном, перевозящим на любовной ладье как Париса, так и всю Трою, - прямиком в Аид.
Раненный стрелой Филоктета, Парис сбежал из Трои на гору Иду и умер там, покинутый всеми. Его бывшие друзья-пастухи нашли его, скорченного, в кустах и устроили ему скромные похороны. Елена не пришла к его погребальному костру, ибо тем временем утешалась с младшим братом Париса, Деифобом, но и это продолжалось недолго. При взятии Трои Менелай убил Деифоба в ее спальне.
Сама Елена, к слову сказать, была прощена мужем как невинная жертва козней Афродиты и вернулась к нему как ни в чем не бывало. Красивая женщина, в отличие от мужчины, не несет ответственности за собственный выбор, и если она оказалась неверна, - все претензии, пожалуйста, к бессмертным богам.

                                                                           *****************************************

Иначе дело обстоит с Парисом. Для патриархата он – преступник и предатель, трус, вор и разлучник, похотью своей погубивший Трою. Но для МАТРИАРХАТА Парис – баловень, инфант, герой-любовник, признавший над собой главенство женщины, и потому – идеальный кандидат в супруги Великой Богини Эвриномы.
Мифология подобна филигранным морозным узорам на будничном стекле реальности. С той лишь разницей, что мифологический орнамент постепенно внедряется в реальность настолько, что даже затмевает ее. Троя Шлимана и Троя бессмертной «Илиады» во многом не тождественны, и каждый из этих городов загадочен на собственный лад. В то время как археологи кропотливо исследуют прах истории, поэты даруют ей второе, хотя и лукавое, дыхание.
Однажды давным-давно разгневанный Зевс сверг с высот Олимпа богиню раздора и лжи по имени Атэ. Упала коварная Атэ у подножия горы Ида и провалилась сквозь землю, но в том месте, где коснулась она тверди земной, образовался холм.
Между тем, герой Ил, сын дарданского царя Троса и нимфы Каллирои, отправился во Фригию, где принял участие в играх и стал победителем в борьбе. Фригийский царь, повинуясь оракулу, даровал Илу пятьдесят юношей и пятьдесят девушек, а с ними – пятнистую корову. Там, где впервые ляжет корова на землю, надлежало Илу и его спутникам основать город. Некоторое время корова брела по пустынной местности между задумчивым морем и подножием овеваемой ветрами Иды, пока наконец не улеглась на безымянном холме, хранящем память о лицемерной Атэ. Ил обозначил круг, который должен был стать границей будущего города, и обратился с молитвой к Зевсу, чтобы тот дал ему одобряющий знак. На следующее утро с неба упал какой-то предмет, оказавшийся палладием – статуэткой Афины Паллады, вырезанной из деревянного бруска. В правой руке у богини находилось копье, а в левой – прялка. Ил воздвиг храм Афины, в котором поместил палладий. Оракул предсказал, что до тех пор, пока палладий находится в храме, городские стены будут неприступны, ибо сама Афина встанет на защиту города, нареченного Илион, а позже – Троя.
В период десятилетней войны с данаями городом правил внук Ила Приам. Богата и изобильна была Троя, поскольку являлась центром морской торговли и славилась своими ремесленниками. Золотом, оружием и изысканными дарами Востока полнились город и дворец. Улицы Трои были вымощены тесаным камнем и украшены мраморными портиками. Рабы то и дело вносили в дома богатых горожан искусно расписанные амфоры, наполненные вином, оливковым маслом или медом.
Боги любили Трою, но рок – всесильнее богов; город ожидала неотвратимая и печальная судьба.
У царя Приама было пятьдесят дочерей и пятьдесят сыновей, которые жили при нем в Трое со своими семьями. Город охранялся хорошо обученной армией и по праву гордился своими мощными и неприступными стенами. Ту часть стены, которая защищала верхний город – местоположение царского дворца – отстроили еще при Иле. Стену вокруг нижней части города возводили наказанные Зевсом за бунтарство Аполлон и Посейдон. Только в одном месте можно было разрушить стену – там, где работал герой Эак, помогавший богам в труде. Тяжелые Скейские ворота надежно изолировали выход из Трои на побережье. Троянский царь Лаомедонт оскорбил богов, отказавшись вознаградить их за усилия, после чего затаили они на город обиду.
Итак, перед нами процветающий, замкнутый тотем. Его знать – население верхнего города – численно соответствует общине основателей Илиона. Сердце Трои матриархально – это храм Афины с палладием. Вместе с тем, характер царской власти, оснащенная армия и экономический подъем – выражают преимущества патриархата. Трою укрепляли и люди, и боги, она – прообраз идеального полиса, в котором вещи и отношения пребывают в единой, неделимой гармонии. Троя – это и очаг, и государство, и высочайший уровень духовности. Мудр Приам, благороден сын его Гектор; царица Гекуба, мать Гектора, и жена его Андромаха – преданны, заботливы и вполне достойны своих великих мужей. Благоденствие Трои не сеет раздоров между гражданами, напротив, в этом городе КАЖДЫЙ выражает волю и чаяния ВСЕХ, буквально «один за всех и все за одного».
Тем колоссальнее разрушения, в конце концов постигшие Трою. «Все, и бессмертные боги, и коннодоспешные мужи» стали заложниками Атэ, величайшей троянской иллюзии расцвета, страстей, надежд и усилий.
Рок, которому подчинено каждое событие в мире, лишен самосознания и души, он просто ЗАДАН как мировой порядок, но слеп, подобно Фанету, который тоже явился стихийным предисловием к Сущему.
Высшая Истина всегда слишком нежива для человека и слишком несовместима с его природой. Иллюзия же способна быть настолько прекрасной и наполненной волшебным движением мысли, что на фундаменте ее воздвигают крепкостенные города, за нее сражаются и проливают кровь – вопреки логике, истине и Року.
Фанет появился из снесенного богиней Никтой, или Эвриномой, серебряного яйца, чтобы преобразовать Хаос в Гармонию. Эвринома – это рождающая богиня, женщина, соотнесенная с изначальной природой вещей, а Фанет – мужчина, ваятель и художник Мироздания.
Стремясь избавить Ахиллеса от участия в Троянской войне, на которой ему суждено было погибнуть, Фетида отправляется к кентавру Хирону и забирает сына. Отныне Ахиллес передан на попечение царя острова Скирос Ликомеда, во дворце которого юноша не просто живет, но скрывается от военного призыва, переодетый девицей, которую домочадцы именуют Пирра. Поскольку у Ликомеда было множество дочерей, а Ахиллес проводил время в женской половине дома, нет ничего удивительного в том, что одна из них – Деидамия – вскоре забеременела от пылкого Ахиллеса и впоследствии родила ему сына по имени Неоптолем. Ахиллес признавал факт отцовства, но не считал себя чем-либо обязанным Деидамии и, обнимая под Троей десятки полоненных молодых невольниц (а также кое-кого из юношей), не помышлял о матери Неоптолема как о жене.
Хитроумный царь Итаки Одиссей, супруга которого Пенелопа только-только родила ему сына Телемаха, подобно Ахиллесу пытался «отмазаться» от похода на Трою. Семейный очаг привлекал Одиссея пуще воинской славы, ибо тихое домашнее счастье дороже громкого кровопролития, а лик любимой жены – краше поверженной Трои. Едва прибыло на Итаку посольство от Агамемнона, возглавляемое мудрым Паламедом, Одиссей прикинулся, что безумен, вышел в поле и принялся вспахивать его, обильно засеивая борозду морской солью. Паламед решил убедиться, что Одиссей его не обманывает, и положил у него на пути младенца Телемаха, одиссеева первенца. Если бы Одиссей был действительно безумен, он перерезал бы собственного сына плугом, и таким образом хитрость была разоблачена. В мыслях же Одиссей поклялся при первой же возможности отомстить Паламеду за его принципиальность. Во время Троянской войны он оклеветал Паламеда и устроил так, что греки забили его насмерть камнями, поставив связанного на краю пропасти.
Обнаружить Ахиллеса во дворце Ликомеда поручено было именно Одиссею. Он прибыл на Скирос под видом торговца женскими украшениями, но, раскладывая свой товар в просторной гостевой зале, не преминул среди шелков, драгоценностей и благовоний как бы невзначай поместить искусной выделки оружие, привлекшее внимание переодетого Ахиллеса. Внезапно по тайному сигналу Одиссея во дворце раздались звуки боевых труб, как будто при вражеской атаке, дочери и прислужницы Лаомедонта в панике и с громкими криками разбежались, Ахиллес же, обнажившись, схватился за меч и приготовился к бою.

Источник
Tags: архаический мир, матриархат, мифология
Subscribe

  • О перуанских пирамидах.

    Интересно, что в Перу и Месопотамии пирамиды строились одновременно, хотя американские и азиатские строители ничего не знали друг о друге. "У…

  • Заказное «путешествие».

    Е. А. Верещагина в своей монографии "ТРАДИЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРАСНОГО МУХОМОРА (По этнографическим материалам чукчей, коряков, ительменов)"…

  • Всем дольменам - дольмен.

    Из всех европейских дольменов наиболее крупным является дольмен Менга, имеющий 25 метров в диаметре и 4 метра в высоту. При постройке дольмена…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments