Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Инициация и пассионарность.

В сообществе rus_vopros прочитал определение пассионарности в изложении anton21. Пожалуй, это определение является самым квалифицированным и ёмким из всего, что мне приходилось читать на эту тему. Поэтому я, естественно, решил пересадить его в свой "виртуальный парничок" для дальнейшего произрастания под моим вниманием.

При чтении я сразу обратил внимание на то, что пассионарность похожа на инициатическую "шаманскую болезнь". Все черты сходства я выделил в статье красным цветом.


"Пассионарность как огонь; она и греет и сжигает. Тяжко, когда ее мало, страшно, когда ее много.
Впервые Лев Гумилев описывает пассионарность, как самостоятельный психологический признак в работе «Биосфера и импульсы сознания», напечатанной в журнале «Природа» №12 за 1978 год:


Пассионарность – это характерологическая доминанта, это непреодолимое внутреннее стремление (осознанное или чаще неосознанное) к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели, причем достижение этой цели, как правило, иллюзорной, представляется данному лицу ценнее даже собственной жизни.
Пассионарность отдельного человека может сопрягаться с любыми способностями – высокими, средними, малыми; она не зависит от внешних воздействий или ландшафтных условий, являясь чертой конституции данного человека.
Она не имеет отношения к этическим нормам, одинаково легко порождая подвиги и преступления, творчество и разрушения, благо и зло, исключая только равнодушие; и она не делает человека «героем», ведущим «толпу», ибо большинство пассионариев находится именно в составе «толпы», определяя ее потентность и степень активности на тот или иной момент.
Пассионарность – это эффект энергии живого вещества биосферы, описанной В.И.Вернадским, проявляющийся в психике людей ...
А что же происходит в случае, если пассионарное напряжение выше инстинктивного? Тогда появляются конкистадоры и землепроходцы, поэты и ересиархи или, наконец, инициативные фигуры вроде Цезаря и Наполеона. Как правило, таких людей немного, но их энергия позволяет им развивать или стимулировать активную деятельность, фиксируемую везде, где есть история.
Далее Гумилев приводит примеры реализации пассионарности.
Собственно говоря, пассионарность имеют почти все люди, но в чрезвычайно разных дозах. Она проявляется в различных качествах: властолюбии, гордости, тщеславии, алчности, зависти и т. п., которые с равной легкостью порождают подвиги и преступления, созидание и разрушение, благо и зло, но не оставляют места равнодушию. Общим моментом является именно тот, который важен для нашей проблемы: способность и стремление к изменению окружения. Импульс пассионарности бывает столь силен, что носители этого признака – пассионарии – не могут рассчитать последствия своих поступков и, даже предвидя гибель, удержаться от их свершения. Это очень важное обстоятельство, указывающее, что пассионарность находится не в сознании людей, а в области бессознательного ( Божьего , - и поэтому присуща только Божьим людям ).
Пассионариями же в полном смысле слова мы называем тех людей, у которых инстинктивные импульсы самосохранения подавлены стремлением к реальной или иллюзорной цели. Деятельность их неизбежно направлена не на самосохранение или минутное самоудовлетворение, а на изменение окружения, хотя заслуга принадлежит не их воле, а их конституции.
Особенно важно не смешивать характерологические типы внутри этноса: пассионариев, субпассионариев и основную массу населения из групп социальных , сословных или этнических.
Любое из последних включает в себя все три типа, и, наоборот, каждый из типов находится в составе любой группы.
Например: Земское ополчение, освободившее в 1613 г. Москву от поляков, включало в себя много пассионариев, но избрало на престол тихого, сугубо неактивного «Мишу Романова» за то, что он был «умом зело скуден» и поэтому помех не чинил, не был пассионарием. Да и многие бояре, сидевшие в думе «брады уставя», отнюдь не были пассионариями. Зато высокой пассионарностью обладали Иван Болотников, хитрый интриган Василий Шуйский, атаманы Трубецкой и Заруцкий, Захар и Прокопий Ляпуновы, Козьма Минин, Дмитрий Пожарский, Марина Мнишек, Авраамий Палицын и Александр Лисовский. А вокруг каждого из них теснились пассионарии, не прославившие себя в веках, субпассионарии, нашедшие себе применение, и толпы сдвинутых с мест и увлеченных потоком событий представителей основной массы населения.
В более поздней работе «Этногенез и биосфера земли», выпущенной в 1990 году, Лев Гумилев определяет пассионарность несколько иначе:
Как мы видели, формирование нового этноса всегда связано с наличием у некоторых индивидов необоримого внутреннего стремления к целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения, общественного или природного, причем достижение намеченной цели, часто иллюзорной или губительной для самого субъекта, представляется ему ценнее даже собственной жизни. Такое, безусловно, редко встречающееся явление есть отклонение от видовой нормы поведения, потому что описанный импульс находится в оппозиции к инстинкту самосохранения и, следовательно, имеет обратный знак. Он может быть связан как с повышенными способностями (талантами), так и со средними, и это показывает его самостоятельность среди прочих импульсов поведения, описанных в психологии. Этот признак до сих пор никогда и нигде не описывался и не анализировался. Однако именно он лежит в основе антиэгоистической этики, где интересы коллектива, пусть даже неверно понятые, превалируют над жаждой жизни и заботой о собственном потомстве. Особи, обладающие этим признаком, при благоприятных для себя условиях совершают (и не могут не совершать) поступки, которые суммируясь, ломают инерцию традиции и инициируют новые этносы.
Особенность, порождаемую этим генетическим признаком, видели давно; больше того, этот эффект даже известен как страсть, но в повседневном словоупотреблении так стали называть любое сильное желание, а иронически – просто любовь, даже слабое влечение. Поэтому для целей научного анализа мы предложим новый термин – пассионарность (от лат. Passio, ionis), исключив из его содержания животные инстинкты, стимулирующие эгоистическую этику и капризы, являющиеся симптомами разболтанной психики, а равно душевные болезни, потому что хотя пассионарность, конечно, - уклонение от видовой нормы, но отнюдь не патологическое…
В работе «Этногенез и этносфера» Лев Гумилев дает определение пассионария – человека, обладающего высоким уровнем пассионарности:
Пассионариями же в полном смысле слова мы называем тех людей, у которых инстинктивные импульсы самосохранения подавлены стремлением к реальной или иллюзорной цели. Деятельность их неизбежно направлена не на самосохранение или минутное самоудовлетворение, а на изменение окружения, хотя заслуга принадлежит не их воле, а их конституции.
Главное отличие более позднего определения заключается в том, что Гумилев стал видеть в «пассионарности» не только биологическую, но и этическую поведенческую доминанту. В своих работах Лев Гумилев указывал, что основной «признак пассионарности» – поведенческий, свидетельствующий о наличии у его носителя идеала как такового, и о его желании достичь этот идеал (цель) даже вопреки инстинкту самосохранения (индивидуального и видового). Однако, биологические процессы, сами по себе внеэтичны, в них нет стремления к достижению «идеала», а, тем более, антиэгоистической этики, ибо биосфера эгоистична по своей природе [по крайней мере, в текущем эоне]. Этика есть одно из важнейших проявлений сознания. Поэтому источником пассионарности вряд ли можно считать исключительно «необычные физиологические процессы, протекающие в организме людей под воздействием космического излучения».
Это принципиальный поворот в теории этногенеза, который и дает нам возможность пойти еще дальше и считать этическую составляющую пассионарности не только важным, но основным элементом этого поведенческого признака.
Таким образом, мы будем использовать данный термин в несколько ином значении. Под «пассионарностью» мы будем понимать «состояние особого вдохновения, возникающее вследствие сознательного принятия человеком миссии от небесных иерархий».
Данное определение наиболее близко отражает изначальный смысл данного термина «страсти Христовы», которые явились следствием принятия Спасителем миссии от Отца Небесного по спасению мира от гибели.
Данное определение позволит нам отличать «пассионарность» от «одержимости», которая по проявлениям имеет множество сходных с ней черт, однако возникает вследствие одержимости человека инфернальными силами. Иначе говоря, одержимость является духовной антитезой пассионарности.
Таким образом, в состоянии пассионарности сознание человека становится более ясным и глубоким; во многих случаях он начинает осознавать высший надличностностный смысл своей жизни, именно в силу этого обстоятельства он перестает бояться физической смерти. В состоянии же одержимости сознание человека наоборот затуманивается, человек становится фанатичным и бессознательным исполнителем воли инспирирующих его сил, невольным инструментом реализации неведомых ему планов. В результате вместо готовности к самопожертвованию, свойственной состоянию пассионарности, человек исполняется жаждой жертвоприношений во имя исповедуемой им идеи".


Итак, пассионарность - это "состояние особого вдохновения, возникающего вследствие сознательного принятия человеком миссии от небесных иерархий". То есть, надо полагать, от богов или духов. Насчёт "сознательного принятия" можно, конечно, поспорить, потому что довольно часто пассионариями становятся люди, не верующие ни в бога, ни в чёрта. Но их неверие не является препятствием для выполнения "миссии небесных иерархий". Точно так же и будущий шаман может сопротивляться призванию духов, может даже отрицать их бытие, но, в конце концов, он выполняет миссию, возложенную на него духами.

Далее: "импульс пассионарности бывает столь силен, что носители этого признака – пассионарии – не могут рассчитать последствия своих поступков и, даже предвидя гибель, удержаться от их свершения. Это очень важное обстоятельство, указывающее, что пассионарность находится не в сознании людей, а в области бессознательного ( Божьего , - и поэтому присуща только Божьим людям )". И здесь также имеется параллель с обрядами инициаций. Этнографы описывают эти обряды как крайне жестокие, подчас даже изуверские. Чтобы представить себе, что такое были воинские инициации в традиционных обществах, можно посмотреть американский фильм-вестерн "Человек по имени Конь" (A Man Called Horse). Неофиту делали два разреза на груди пониже ключиц, пропускали верёвку под разрезанной кожей и затем поднимали его на этой верёвке высоко вверх, да ещё при этом и раскручивали. Боль, конечно, была адской, и наверно были случаи со смертельными исходами. Но неофиты, даже предвидя свою гибель, всё равно шли на эти испытания.

И, наконец, с инициацией пассионарность связывает то, что пассионарий "начинает осознавать высший надличностностный смысл своей жизни, именно в силу этого обстоятельства он перестаёт бояться физической смерти". Об этом же говорят и те, кто прошёл опыт клинической смерти (которая есть аналог инициации), то есть пережил смерть и "родился заново". Исторические хроники засвидетельствовали многочисленные примеры того, как раннехристианские аскеты с презрением относились не только к своей плоти, но и к самой смерти.
Согласно преданию, когда святого Лаврентия поджаривали на раскалённой решётке, он сказал своим мучителям: «Один бок поджарен, переверните на другой".

Итак, пассионарии - это люди, сознательно или бессознательно, вольно или не вольно вышедшие на Тропу мёртвых. Только на этой тропе люди обретают сврхъестественные способности и становятся героями. Классический герой - Геракл (Геркулес). Совершает 12 подвигов. Не сидит на месте. Настоящий пассионарий. Но почему ему не сидится на одном месте? С одной стороны - судьба, предопределение: его матерью была земная женщина Алкмена, а отцом - Зевс. Геракл - полубог. И, чтобы стать богом, он преодолевает свою человеческую природу и совершает непосильные человеку подвиги. Геракл достиг олимпийского бессмертия. Перед нами не только рассказ о том, как делали боги, но и указание, как поступать людям...

Пассионарность я бы назвал "грязным" и "слепым" инициатическим опытом. В том смысле, что пассионарии часто не ведают, что творят. Подобно пьяницам или наркоманам, они чувствуют  некую эйфорию, "упоение в бою", но не всегда осознают, что они находятся на Тропе мёртвых и куда она ведёт. Берсерки, конечно, чувствуют приближение бога, когда они находятся в состоянии фурора (буйства), и они громко кричат "О-о-оди-и-ин!" Но этот опыт не имеет дальнейшего развития и продолжения. Несколько лет назад я смотрел по телевидению передачу об одном электрике, который был поражён электротоком, пережил состояние клинической смерти и вернулся к жизни. После этого он открыл в себе сверхъестественные способности: в частности, он выпивал всевозможные отравляющие вещества без вреда для здоровья. Но что делать со своим даром, он не знал. Он, по-видимому, даже не осознавал, что с ним произошло. То ли он шаман, то ли берсерк, то ли пассионарий, то ли герой... Геракл недоделанный...
Tags: инициация
Subscribe

  • Американская трагедия.

    — Что нужно, чтобы стать хорошим математиком? — Должен быть внутренний голос. Я очень люблю вспоминать историю про мою бабушку. Она…

  • Босяки.

    Художник Михаил Вачаев хорошо подметил эту странность современной молодёжи - ходить зимой в кроссовках без носков. Сегодня с утра было 13 градусов…

  • Четыре всадника Апокалипсиса.

    1. Непоти́зм (также кумовство́) — вид фаворитизма, заключающийся в предоставлении привилегий родственникам или друзьям независимо от их…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments