Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Эх, Расея, моя Расея, азиатская сторона...

Мы, со времени татаро-монгольского нашествия, смирились, что власть ничем людям не обязана, никаких соглашений со своим народом не заключает, собирает не налоги на общие цели, а дань, за которую отчитываться абсолютно не обязана. Это многовековая традиция. Свободолюбивые люди пытались действовать по-разному: вливались в элиту, уходили на Восток, на Запад, на Север, но в умонастроениях большинства от этого почти ничего не менялось".
(М.Ходорковский, 2008, з/к, Чита)

В России власть и народ всегда были разделены этнически (сначала варяги-рюриковичи, потом монголо-татары, затем немецкая династия Романовых и, наконец, еврейско-советская и постсоветская власть). Иван Грозный сказал Штадену: "На Руси я немец!" sm_sergeev в своей статье "Иван Грозный и немцы" пишет: "

"Он (Иван Грозный) дозволяет лютеранам завести в Москве церковь, опекает ее (взыскивая с митрополита за некую причиненную ей обиду), хвалит немецкие обычаи. Среди опричников много иностранцев, они пользуются почетом (Иоганна Таубе русские источники именуют «князь Иван Тув»), назначаются полковыми воеводами, как бы предвосхищая наемных генералов Петра. Грозный доходит до того, что прочит в наследники Магнуса Ливонского. Это намерение царь высказывает Магнусу в присутствии иностранных послов и земской Боярской думы в июне 1570 г. Вот как передает речь Грозного очевидец, находившийся в тот день в свите Магнуса: «Любезный брат, ввиду доверия, питаемого ко мне вами и немецким народом, и преданности моей последнему (ибо сам я немецкого происхождения и саксонской крови), несмотря на то, что я имею двух сыновей, одного семнадцати и другого тринадцати лет, — ваша светлость, когда меня не станет, будет моим наследником и государем моей страны». Пусть царь кривил душой и говорил так из расчета, дабы припугнуть старшего сына и окружавших его родственников по матери, покойной Анастасии Романовой, которые составляли самую влиятельную группировку в земской Боярской думе. Но и в этом случае выступление царя в высшей степени красноречиво.

Впрочем, есть сведения, что Грозный действительно предоставлял иноземцам особые льготы. Об этом прямо пишет Г. Штаден, утверждая, что всем им, кроме евреев, дают кормовые деньги и поместья. К этому он присовокупляет: «Раньше некоторым иноземцам великий князь нередко выдавал грамоты в том, что они имеют право не являться в суд по искам русских, хотя бы те и обвиняли их, кроме двух сроков в году: дня Рождества Христова и Петра и Павла <...> Иноземец же имел право хоть каждый день жаловаться на русских». Итак, перед коренными жителями иностранцам даны преимущества. Они почти неподсудны..." (А.М. Панченко. Русская культура в канун петровских реформ // Из истории русской культуры. Т. 3. М. 1996. С. 179 - 180).

Сказ про то, что инородцы могли жаловаться на русских, а те на на них нет, как же это до боли знакомо...

А вот ранняя Совдепия глазами современника-историка.


Из дневника Ю.В. Готье ("Мои заметки". М., 1997):

23 нояб./6 дек. 1918 г.
"Я был приглашен на собрание ... в Народный Комиссариат по просвещению, касавшееся организации кинематографического дела в России, точнее в Совдепии... На собрание пришли многие из божеств местного Олимпа, начиная с тов. Покровского, который все более и более напоминает квазимодо; тут были прохвосты, кающиеся интеллигенты, профессионалы кинематографа, лица с выражением узкого фанатизма на лице и неизбежные жиды и жидовки, которые, в сущности, главенствовали здесь, как они  главенствовуют везде. Все это возглавлялось тремя богинями: Н.И. Троцкой - модистской низшего разбора, Каменевой - жидовкой с лицом попугая и М.Ф. Желябужской-Андреевой-Горькой и т.д., которая, несмотря на "40 веков", ею олицетворяемых, сохранила некоторые следы "античных" своих внешних качеств. Тут же заседал "профессор" Коган, мой старший товарищ по университету, теперь усердно рекламирующий Ленина на публичных лекциях... То, что говорилось на заседании, интереса не представляло: обычная русско-жидовская болтовня, бессодержательная и полная личных счетов" (с. 200-201).

6/19 февр. 1919 г.
"...я был водим в Комиссариат Народного Просвещения на заседание коллегии комиссариата... На заседании присутствовала Н.К. Крупская-Ульянова-Ленина, без 5 минут русская императрица; я не ожидал увидеть ее такой, какая она есть - старая, страшная, с глупым лицом тупой фанатички, причем ее уродство подчеркиваестя ясно выраженной базедовой болезнью; остальные присутствующие были Познер, Шапиро, Марк[у]с и другие предствители господствовавшего племени, кроме тов. Чачиной - тип вечно смущающейся, краснеющей и мигающей учительницы, тоже фанатического вида, которая при Н.К. Крупской состояла вроде того, как mezzo-soprano состоит при soprano в италианских операх" (с. 264).

27 февр./12 марта 1919 г.
"В понедельник и сегодня в среду решалась судьба юридического факультета и историков... Все это мы обсудили у Богословского, который сказал нам (Любавскому, Яковлеву и мне), что он ожил, увидав нас после того, как 6 часов смотрел на страшные, нахальные, жидовские рожи" (с. 269).

3/16 сент. 1920 г.
"В Музей заявился товарищ Стеклов за книгой, и таким образом в моей небольшой коллекции большевических впечталений добавилось ещё одно звено. Это плотный, высокий жид, которого выдает не тип, но акцент. Он был вежлив, даже подчеркнуто любезен. Во всяком его слове и жесте сквозит самодовольство разъевшегося семита, который чувствует себя хозяином" (с. 423).

30 авг./12 сент. 1921 г.
"...Была ревизия ВЧК... Явилсь два лица: один - жид с удивительным выражением лица, впрочем обычным среди большевиков и чекистов: сочетанием жестокости с каким-то беспредельным унынием. Глядя на него, сердце лопается от непроходимой тоски. Другой - русский, играл второстепенную роль и больше молчал; видимо, из тех, которых еще натаскивают на дело" (с. 474).



И что прикажете в такой ситуации делать русскому мужику, когда власть в стране - нерусская? Бежать в Сибирь? Так многие и делали. Всю Сибирь вплоть до Аляски "открыли" и освоили бежавшие от московского ига мужики. Но это были пассионарии, "люди длинной воли". А безвольные спивались, и таким образом протестовали против неправды и несправедливости общественного устройства.

От лица этих пьяных юродивых  Сергей Есенин говорит:

"И я сам, опустясь головою,
Заливаю глаза вином,
Чтоб не видеть в лицо роковое,
Чтоб подумать хоть миг об ином.


Что-то всеми навек утрачено.
Май мой синий! Июнь голубой!
Не с того ль так чадит мертвячиной
Над пропащею этой гульбой".

(С.Есенин, 1922)

Поэту Есенину вторит художник Василий Шульженко. Сначала может показаться, что его картины антирусские. И только вникнув в творчество этого художника, понимаешь, что его картины - безжалостная правда, как свидетельство о вскрытии. С его полотен маленькими пьяными гноящимися глазками смотрит на нас Несвятая Русь.

Вот русский Антей, по пьянке завалившийся на землю-матушку.


А это - русский Икар, истошно орущий от страха высоты, полета, оторванности от родной грязи. В картине "Полет" то ли белая горячка, то ли насмешка Бога отправила этого мужика в небесное пространство над поистине левитановским пейзажем. И мужику там еще хуже, чем на земле, где душа просилась куда-то, то ли в даль светлую, то ли по нужде.


Вот эту картину я назвал бы «Ильич и патриоты». Победивший белобандитов и немецких баронов «народ» беседует с аятоллой Лениным, из-за плеча которого виднеется мордочка латышского стрелка в фуражке.
 (699x660, 351Kb)

Ну а здесь уже - "страна победившего социализма": расстереляли и сгноили в лагерях немеряное количество "врагов народа" только для того, чтобы скорая помощь часами добиралась до больных "победителей".
 (700x497, 31Kb)

А это представители "передового класса" - рабочие. Это ради них свершалась революция. Это в отместку за них был расстрелян "кровавый угнетатель рабочих" Николай II вместе со своими детьми.
 (699x550, 289Kb)

Вот идёт по улице "гегемон" и кричит, что он всем покажет Кузькину мать.


Ну а это - глухая провинция, умирающая русская деревня.


Распятый русский мужик висит на кресте над Россией.
Tags: русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments