Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Элевсинские мистерии (3).

СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ МИСТЕРИЙ.

ЛЕГЕНДА О ДЕМЕТРЕ И ПЕРСЕФОНЕ

Основную информацию об учреждении Мистерий сообщает «гимн Деметре», приписываемый Гомеру. Содержание гимна Деметре следующее.
Аидоней по договорённости с Зевсом похищает себе в жёны юную Персефону. Её мать Деметра отчаянно ищет дочь на Олимпе и на Земле.

«Девять скиталася дней непрерывно Део (Деметра) пречестная,
С факелом в каждой руке, обходя всю широкую землю,


elevsin-01

Изображение Элевсинских Мистерий. Шествие с факелами. Археологический музей Афин

И не вкусила ни разу амвросии с нектаром сладким,
Но лишь десятая в небе забрезжила светлая Эос,
Встретилась скорбной богине Геката, державшая светоч».

Далее Геката помогала Деметре искать дочь. Обе они приходят к Гелиосу.

«Гелиос! Сжалься над видом моим, если словом иль делом
Я хоть когда-нибудь сердце и душу тебе утешала.
Дева, дитя моё, отпрыск желанный, прекрасная видом,
Слышала я сквозь пустынный эфир её громкие вопли,
Словно бы как от насилья, однако не видела глазом».

Не найдя Персефону, Деметра приходит в Элевсин.

«У Парфенейского села колодца, где граждане воду
Черпают, — села в тени под оливковым деревом, образ
Древней старухи приняв, для которой давно уже чужды
Венколюбивой дары Афродиты и деторожденье.
Няни такие бывают у царских детей или также
Ключницы, в гулко звучащих домах занятые хозяйством».

Далее Деметра обращается к дочерям царя Келея, пришедшим за водой. Сюжет не особенно важный, но стоит его упомянуть ввиду Гомеровской этики. Как и в Одиссее, откровенное враньё и двуличие практикуется в порядке вещей, не только женихами жены Одиссея и самим Одиссем, но и Деметрой.

«"Милые детки! Кто б ни были вы между жён малосильных,
Здравствуйте! Всё расскажу я. Ведь было бы мне непристойно
Гнусной неправдою вам на вопросы на ваши ответить».

И сочиняет историю про то, как ее похитили пираты.

Дочери Келея бегут доложить о ней в город, заверяя Деметру, что она быстро найдёт себе работу.

«Вряд ли из них изо всех хоть одна, после первого ж взгляда,
Видом твоим пренебрегши, твоё предложенье отвергнет.
Все тебя примут охотно: богине ты видом подобна».

Деметра нанимается нянькой в семью царского рода Элевсина, нянчить юного сына царя Келея  – Демофонта.

«К чертогам отца повели её девы.
Сердцем печалуясь милым, богиня за девами следом
Шла, с головы на лицо опустив покрывало, и пеплос
Чёрный вокруг её ног развевался божественно лёгких.
Быстро жилища достигли любимого Зевсом Келея
И через портик пошли. У столба, подпиравшего крышу
Прочным устоем, сидела почтенная мать их, царица,
Мальчика, отпрыск недавний, держа у груди. Подбежали
Дочери к ней. А богиня взошла на порог и достала
До потолка головой и сияньем весь вход озарила.
Благоговенье и бледный испуг охватили царицу.
С кресла она поднялась и его уступила богине.
Не пожелала, однако, присесть на блестящее кресло
Пышнодарящая, добропогодная матерь Деметра,
Но молчаливо стояла, прекрасные очи потупив.
Пёстрый тогда ей придвинула стул многоумная Ямба,
Сверху овечьим руном серебристым покрывши сиденье.
Села богиня, держа пред лицом покрывало руками.
Долго без звука на стуле сидела, печалуясь сердцем,
И никого не старалась порадовать словом иль делом.
Но без улыбки сидела, еды и питья не касаясь,
Мучаясь тяжкой тоскою по дочери с поясом низким.
Бойким тогда балагурством и острыми шутками стала
Многоразумная Ямба богиню смешить пречестную:
Тут улыбнулась она, засмеялась и стала весёлой.
Милой с тех пор навсегда ей осталась и в таинствах Ямба.
Кубок царица меж тем протянула богине, наполнив
Сладким вином. Отказалась она. Не годится, сказала,
Красное пить ей вино. Попросила, чтоб дали воды ей,
Ячной мукой для питья замесивши и нежным полеем».

Полей – трава со вкусом мяты. Элиаде приводит смесь как: ячмень, вода и болотная мята.

«Та, приготовивши смесь, подала, как велела богиня.
Выпила чашу Део. С этих пор стал напиток обрядным.
И говорить начала ей Метанира с поясом пышным:
"Радуйся, женщина! Не от худых, а от добрых и славных
Ты происходишь, я вижу, родителей. В царских родах лишь
Благоволеньем таким и достоинством светятся взоры».

Однако, в тот момент Метанира не догадывается, что перед ней богиня.

«Тотчас прекрасновеночная ей отвечала Деметра:
"Радуйся также и ты, да пошлют тебе счастие боги!
Сына с великим стараньем вскормить я тебе обещаюсь,
Как ты велишь. Никакие, надеюсь, по глупости няньки,
Чары иль зелья вреда принести не смогут ребёнку:
Противоядье я знаю сильнее, чем всякие травы,
Знаю и против вредительских чар превосходное средство".
Молвила так и прижала младенца к груди благовонной,
Взяв на бессмертные руки; и радость объяла царицу.
Вскармливать стала богиня прекрасного Демофоонта,
Поздно рождённого на свет Метанирой с поясом пышным,
Сына Келея-владыки. И рос божеству он подобным.
Не принимал молока материнского, пищи не ел он;
Днём натирала Деметра амвросией тело младенца,
Нежно дыша на него и к бессмертной груди прижимая;
Ночью же, тайно от милых родителей, мальчика в пламя,
Словно как факел, она погружала, и было им дивно,
Так он стремительно рос, так богам становился подобен.
И неподверженным стал бы ни старости мальчик, ни смерти».

В «Одиссее» Гомер также рассказывает, как нимфа Калипсо хотела сделать бессмертным и молодым Одиссея, но тот отказался от такой участи. А Плутарх описывает ровно то же самое, только в отношении Исиды, которая, потеряв Осириса, пришла в Библ и точно тот же обряд совершала над сыном царицы, и ровно тем же вмешательством матери завершается сюжет.

«Если бы, по неразумью, Метанира с поясом пышным,
Ночи глубокой дождавшись, из спальни своей благовонной
Не подглядела. Вскричав, по обоим ударила бёдрам
В страхе за милого сына, и ум у неё помутился.
Проговорила слова окрылённые в горе великом:
Так говорила, печалясь. Услышала это богиня.
Гневом наполнилось сердце Деметры прекрасновенчанной.
Милого сына, царицей нежданно рождённого на свет
В прочных чертогах, из рук уронила бессмертных на землю,
Вырвав его из огня, возмущённая духом безмерно.
"Сын Демофонт! Чужестранка в великом огне тебя держит,
Мне же безмерные слёзы и горькую скорбь доставляет!"
Так говорила, печалясь. Услышала это богиня.
Гневом наполнилось сердце Деметры прекрасновенчанной.
Милого сына, царицей нежданно рождённого на свет
В прочных чертогах, из рук уронила бессмертных на землю,
Вырвав его из огня, возмущённая духом безмерно.
И взговорила при этом к Метанире с поясом пышным:
"Жалкие, глупые люди! Ни счастья, идущего в руки,
Вы не способны предвидеть, ни горя, которое ждёт вас!
Непоправимое ты неразумьем своим совершила.
Клятвой богов я клянуся, водой беспощадною Стикса,
Сделать могла бы навек нестареющим я и бессмертным
Милого сына тебе и почёт ему вечный доставить.
Ныне же смерти и Кер уж избегнуть ему невозможно.
В непреходящем, однако, почёте пребудет навеки:
К нам он всходил на колени, и в наших объятиях спал он.
Многие годы пройдут, и всегда в эту самую пору
Будут сыны элевсинцев войну и жестокую свалку
Против афинян вчинять ежегодно во вечные веки…»

Далее текст обрывается. Продолжение начинается так:

«Чтимая всеми Деметра пред вами. Бессмертным и смертным
Я величайшую радость несу и всегдашнюю помощь.
Пусть же великий воздвигнут мне храм и жертвенник в храме
Целым народом под городом здесь, под высокой стеною,
Чтобы стоял на холме, выдающемся над Каллихором.
Таинства ж в нём я сама учрежу, чтобы впредь, по обряду
Чин совершая священный, на милость вы дух мой склоняли".
Так сказала богиня, и рост свой и вид изменила,
Сбросила старость и вся красотою обвеялась вечной.
Запах чудесный вокруг разлился от одежд благовонных,
Ярким сиянием кожа бессмертная вдруг засветилась,
И по плечам золотые рассыпались волосы. Словно
Светом от молнии прочно устроенный дом осветился.
Вон из чертога пошла. А у той ослабели колени».

Тема сияния исходящего от богов рассмотрена нами в лекции «Сверхъестественная сила».

«Долго немой оставалась царица и даже забыла
Многолюбимого сына поднять, уронённого наземь.
Жалобный голос младенца услышали издали сёстры
С мягких постелей вскочили и быстро на крик прибежали.
Мальчика с полу одна подняла и на грудь возложила;
Свет засветила другая; на нежных ногах устремилась
К матери третья — из спальни её увести благовонной.
Бился младенец, купали его огорчённые сёстры,
Нежно лаская. Однако не мог успокоиться мальчик:
Было кормилицам этим и няням далёко до прежней!
Целую ночь напролёт, трепеща от испуга, молились
Славной богине они. А когда засветилося утро,
Всё рассказали Келею широкодержавному точно,
Что приказала Деметра прекрасновеночная сделать.
Он же, созвавши немедля на площадь народ отовсюду,
Отдал приказ на холме выдающемся храм богатейший
Пышноволосой воздвигнуть Деметре и жертвенник в храме.
Тотчас послушались все, и словам его вняли, и строить
Начали, как приказал. И с божественной помощью рос он.
После того как исполнили всё и труды прекратили,
Каждый домой воротился. Тогда золотая Деметра
Села во храме одна, вдалеке от блаженных бессмертных,
Мучаясь тяжкой тоскою по дочери с поясом низким.
Грозный, ужаснейший год низошёл на кормилицу-землю
Волею гневной богини. Бесплодными сделались пашни:
Семя сокрыла Деметра прекрасновеночная в почве.
Тщетно по пашням быки волокли искривлённые плуги,
Падали в борозды тщетно ячменные белые зёрна.
С голоду племя погибло б людей, говорящих раздельно,
Все без остатка, навек прекратились бы славные жертвы
И приношенья богам, в олимпийских чертогах живущим,
Если бы Зевс не размыслил и в сердце решенья не принял.
Прежде всего златокрылой Ириде призвать повелел он
Пышнокудрявую, милую видом Деметру-богиню.
Так он сказал. И, словам чернотучего Зевса-Кронида
Внявши, помчалась Ирида на быстрых ногах сквозь пространство.
В город сошла Элевсин, благовонным куреньем богатый,
В храме сидящей нашла в одеянии чёрном Деметру».

Деметра не послушалась Ириду, всё ещё пребывая в гневе. Зевс передал Аидонею, чтобы тот отпустил Персефону к матери. Тогда Зевс посылает Гермеса к Аидонею:

«Всё ещё дух волновался её на решенье бессмертных.
Близко представши, могучий сказал ему Аргоубийца:
"Чернокудрявый Аид, повелитель ушедших от жизни!
Зевс мне, родитель, велел достославную Персефонею
Вывести вон из Эреба к своим, чтоб, её увидавши,
Гнев на бессмертных и злобу ужасную мать прекратила.
Ибо великое дело душою она замышляет,
Слабое племя людей земнородных вконец уничтожить,
Скрывши в земле семена, и лишить олимпийцев бессмертных
Почестей. Гневом ужасным богиня полна. Не желает
Знаться с богами. Сидит вдалеке средь душистого храма,
Город скалистый избрав Элевсин для себя пребываньем"».

Аидоней дал Персефоне прожевать гранатовое зёрнышко, чтобы та не смогла остаться на Олимпе и не земле, и снова спускалась в Аид.  Интересный момент – это имя Персефоны в гимне. Сначала она зовётся просто «Кора» - т.е. по греч. «дева», и только после того, как попадает в Аид, зовётся Персефоной. Первой её так называет Геката, когда её ищет Деметра.

Затем встретившиеся Деметра и Персефона делятся впечатлениями.

«Если ж вкусила, обратно пойдёшь и в течение года
Третью будешь ты часть проводить в глубине преисподней.
Две остальные — со мною, а также с другими богами.
Чуть же наступит весна и цветы благовонные густо
Чёрную землю покроют, — тогда из туманного мрака
Снова ты явишься на свет, на диво бессмертным и смертным.
(текст отсутствует)
Также о том, как тебя обманул Полидегмон (Аид) могучий"».

Касательно гранатового зёрнышка, есть упоминание у Климента Александрийского: «женщины, справляющие праздник тесмофорий, остерегаются есть упавшие на землю зёрнышки граната, считая, что гранаты возникли из капель крови Диониса».

Далее по гимну Гомера Деметра велит Персефоне:

«Встань же, дитя моё, волю исполни его и чрезмерно
В гневе своём не упорствуй на тучегонителя Зевса.
Произрасти для людей живоносные зёрна немедля!"».
Так говорила. И ей не была непослушна Деметра.
Выслала тотчас колосья на пашнях она плодородных,

Археологический музей Афин.  Приношение колосьев
Археологический музей Афин.  Приношение колосьев.

Зеленью буйной, цветами широкую землю одела
Щедро. Сама же, поднявшись, пошла и владыкам державным,
С хитрым умом Триптолему, смирителю коней Диоклу,
Силе Евмолпа, а также владыке народов Келею,
Жертвенный чин показала священный и всех посвятила
В таинства. Святы они и велики. Об них ни расспросов
Делать не должен никто, ни ответа давать на расспросы:
В благоговенье великом к бессмертным уста замолкают.
Счастливы те из людей земнородных, кто таинство видел.
Тот же, кто им непричастен, по смерти не будет вовеки
Доли подобной иметь в многосумрачном царстве подземном.

Триптолем получает семена пшеницы от Деметры и благословения от Персефоны
Триптолем получает семена пшеницы от Деметры и благословения от Персефоны.
V ст. до н. э.

Всё учредив и устроив, богиня богинь воротилась
С матерью вместе на светлый Олимп, в собранье бессмертных.
Там обитают они подле Зевса, метателя молний,
В славе и чести великой. Блажен из людей земнородных,
Кто благосклонной любви от богинь удостоится славных:
Тотчас нисходит в жилище его очага покровитель
Плутос, дарующий людям обилье в стадах и запасах.
Вы же, под властью которых живут Элевсин благовонный,
Парос, водой отовсюду омытый, и Антрон скалистый,
Ты, о царица Део, пышнодарная, чтимая всеми,
С дочерью славной своею, прекрасною Персефонеей,
Нам благосклонно счастливую жизнь ниспошлите за песню!
Ныне ж, вас помянув, я к песне другой приступаю».

На этом заканчивается гимн Деметре, наиболее важные места которого были процитированы.

Ту же историю, но с небольшими отличиями и дополнениями, сообщает Аполлодор в соч. «Мифологическая библиотека»:

«V. (1) Плутон, влюбившись в Персефону, тайно похитил её с помощью Зевса. Деметра ночью и днём бродила по всей земле со светильниками, разыскивая её. Узнав от гермионеев, что её похитил Плутон, она покинула небо, разгневанная на богов, и, приняв образ смертной женщины, пришла в Элевсин. Вначале она села у скалы, названной после этого Агеласт, близ колодца Каллихора*. Затем пришла к Келею, который тогда царствовал в Элевсине. Во дворце находились женщины, и, когда они пригласили Деметру сесть подле них, некая старуха по имени Иамба сказала какую-то шутку, заставив богиню улыбнуться. Говорят, по этой-то причине женщины во время праздника Фесмофорий обмениваются шутками. У супруги Келея Метаниры был ребёнок, и Деметра стала его нянчить. Желая сделать мальчика бессмертным, богиня ночью клала дитя в огонь и таким образом уничтожала смертные части тела, но, так как Демофонт (таково было имя ребёнка) рос с неимоверной быстротой, Метанира подстерегла богиню и увидела, что та делает. Схватив ребёнка, положенного в огонь, Метанира громко закричала, и дитя из-за этого погибло, уничтоженное огнём: Деметра же явила свою божественную сущность. Старшему из сыновей Метаниры Триптолему она изготовила колесницу, в которую запрягла крылатых драконов, и дала зёрна пшеницы, которыми Триптолем, поднявшись к небу, засеял всю землю.

(* В этом месте находился древнейший храм богини Деметры, как видно из гомеровского гимна, цитированного выше (270 слл.). Этот гимн упоминает о двух источниках в Элевсине, связанных с культом богини: это Девичий источник, Партений (99 слл.), и источник Каллихор (272 слл.). По-видимому, святилища Деметры, богини земледелия, строились близ родников. Так обстояло дело в Афинах. Павсаний описывает храм Деметры в Афинах, отмечая, что «водоёмы есть по всему городу, а источник этот один. Выше этого источника сооружён храм Деметры и Коры и храм Триптолема» (I, 14, 1).)

Колесница Триптолема. Музей Элевсина

Колесница Триптолема

Колесница Триптолема

Колесница Триптолема. Музей Элевсина

Колесница Триптолема

Колесница Триптолема. Археологический музей Афин

Колесница Триптолема

Изображение колесницы Триптолема. Гравюра 15-18 в.

Колесница Триптолема
Монеты Элевсина. Триптолем на колеснице и свинья для жертвоприношения

Паниасид же сообщает, что Триптолем был сыном Элевсина: он говорит, что Деметра пришла именно к нему. Ферекид же называет Триптолема сыном Океана и Геи.
Так как Зевс повелел Плутону вернуть Кору на землю, Плутон дал ей съесть зерно гранатового яблока, для того чтобы та не оставалась долгое время у матери. Кора же, не подозревая, что от этого может случиться, проглотила его. Свидетелем против Коры выступил Аскалаф, сын Ахеронта и Горгиры, и Деметра накрыла его в Аиде тяжёлым камнем; но Персефона третью часть каждого года была принуждена оставаться у Плутона, а остальное время проводила среди богов. Вот что рассказывают о Деметре».


Источник

Tags: античность, инициация
Subscribe

  • Заказное «путешествие».

    Е. А. Верещагина в своей монографии "ТРАДИЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРАСНОГО МУХОМОРА (По этнографическим материалам чукчей, коряков, ительменов)"…

  • Пивной бес, или Джинн в бутылке.

    Оригинал взят у chahal в Случай в Ступино. Вот что опубликовала газета «Московские ведомости» 6 марта 2000 года:…

  • Про чупакабру.

    Вчера вечером снова услышал местные новости о том, как какое-то странное животное (если это вообще животное) высасывает кровь у кур и кроликов. Стал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments