Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Мысли о матриархате.

Оригинал взят у antonrai в Мысли о матриархате

Вот, решил суммировать свои мысли по поводу матриархата, к которым пришел после знакомства с некоторыми источниками. Главный вывод, пожалуй, что до какой-то ясности в данном вопросе я так и не дошел,- да и чтобы утверждать тут что-то с достаточной степени убедительности желательно владеть богатым этнографическим материалом, которым я не владею. Поэтому, повторюсь - мои мысли – не более чем попытка здравого анализа ограниченного числа источников по теме. (1)

Итак, во-первых, никакой «власти женщин» матриархат не означает. Для обозначения власти женщин есть другой термин – гинекократия; ввел его Бахофен, в своей работе «Материнское право». Ни Энгельс в «Происхождении семьи», ни Морган в «Древнем обществе» (а именно на эту работу в первую очередь и опирается Энгельс) не рисуют картины власти женщин, они лишь утверждают, что положение женщины в «доцивилизацонный период» серьезно отличалось (в лучшую сторону) от того положения, в котором она оказалась с появлением частной собственности и государства. Собственно, с появлением собственности женщина и превратилась – в собственность мужчины. Вот что пишет Энгельс:

"Одним из самых нелепых представлений, унаследованных нами от эпохи просвещения XVIII века, является мнение, будто бы в начале развития общества женщина была рабыней мужчины. Женщина у всех дикарей и у всех племен, стоящих на низшей, средней и отчасти также высшей ступени варварства, не только пользуется свободой, но и занимает весьма почетное положение. Каково это положение еще при парном браке, может засвидетельствовать Ашер Райт, бывший много лет миссионером среди ирокезов племени сенека. Он говорит:
"Что касается их семей, то в те времена, когда они еще жили в древних длинных домах" (коммунистические домашние хозяйства нескольких семейств) "…там всегда преобладал какой-нибудь один клан" (род), "так что женщины брали мужей из других кланов" (родов). "…Обычно господствовала в доме женская половина; запасы были общими; но горе тому злополучному мужу или любовнику, который был слишком ленив или неловок и не вносил своей доли в общий запас. Сколько бы ни было у него в доме детей или принадлежащего ему имущества, все равно он каждую минуту мог ждать приказания связать свой узел и убираться прочь. И он не смел даже пытаться оказать сопротивление; дом превращался для него в ад, ему не оставалось ничего другого, как вернуться в свой собственный клан" (род) "или же — как это чаще всего и бывало — вступить в новый брак в другом клане. Женщины были большой силой в кланах" (родах), "да и везде вообще. Случалось, что они не останавливались перед смещением вождя и разжалованием его в простого воина".
Коммунистическое домашнее хозяйство, в котором все женщины или большинство их принадлежат к одному и тому же роду, тогда как мужчины принадлежат к различным родам, служит реальной основой того повсеместно распространенного в первобытную эпоху господства женщины, открытие которого составляет третью заслугу Бахофена". (Фридрих Энгельс. «Происхождение семьи, частной собственности и государства»).


Так, ну тут я сам себе противоречу, потому что Энгельс явным образом соглашается с Бахофеном. Проблема в том, что целиком работа Бахофена на русский не переведена, а немецким я не владею, словосочетание же «господство женщин» может означать самые разные вещи. Вот, например, слова Ашера Райта «Обычно господствовала в доме женская половина» - это совсем не то, что «власть женщин». Господство в доме это не гинекократия. Опять-таки, если женщина занимает «почтенное положение» и пользуется свободой – это тоже не гинекократия. Власть женщин должна означать подчиненное положение мужчин по отношению к женщинам, вместе с тем, все что мы видим, если опираться на Моргана и Энгельса – так это то, что женщины наравне с мужчинами принимают участие в обсуждении различных общественных вопросов. Так, например, если взять ирокезов, то женщины участвуют в выборах двух вождей: сахема и военного вождя,

«Род выбирает своего сахема (старейшину для мирного времени) и вождя (военного предводителя). Сахем должен был избираться из состава самого рода, и его должность передавалась по наследству внутри рода, поскольку по освобождении она должна была немедленно снова замещаться, военного предводителя можно было выбирать и не из членов рода, а временами его вообще могло не быть. Сахемом никогда не избирался сын предыдущего сахема, так как у ирокезов господствовало материнское право, и сын, следовательно, принадлежал к другому роду, но часто избирался брат предыдущего сахема или сын его сестры. В выборах участвовали все — мужчины и женщины». (Фридрих Энгельс. «Происхождение семьи, частной собственности и государства»).


при этом, как мы видим, подразумевается, что и сахем, и, разумеется, военный вождь – мужчины. Что же эта за власть такая у женщин, если они оказываются не у власти даже и не в военных делах? Странная власть какая-то, слабосильная какая-то власть. Бахофен же, в переведенном на русский части его труда, просто восхваляет волшебную силу материнства, - которая преображает все вокруг:

"Из порождающего материнства произрастает всеобщее братство всех людей, понимание и признание которого сходит на нет с возникновением патриархата. Семья, основанная на отцовском праве, замыкается в себе как индивидуальный организм, материнская же, напротив, носит тот типично-общий характер, который стоит в начале всякого развития и который отличает плотскую жизнь от возвышенно-духовной. Будучи смертным образом матери-земли Деметры, одно материнское лоно будет дарить братьев и сестер для тех, кто рожден другим, и родина также будет знать только братьев и сестер; так будет продолжаться до тех пор, пока с распространением патернитета не растворится единая масса, и то, что прежде было в себе неразличимо, окажется преодолено принципом разделения».

И еще:

«Особенно прославлялось в гинекократических государствах отсутствие раздора, отрицание враждебности. Именно у них раньше всего входят в обычай и получают наиболее совершенное развитие те великие панегирики, которые объединяют народ во всех его частях в радостном чувстве братства и общности… Черты мягкой гуманности, которые проступают даже в выражении лиц на египетских изображениях, пронизывают весь уклад гинекократической жизни, и это налагает на него отпечаток, в котором вновь сказывается все, что несет в себе дух благодатного материнства. И всякий древний человеческий род, который в подчинении своего бытия законам матриархата доставляет позднейшему миру важнейшие штрихи к полотну серебряного века человечества, предстает перед нами в свете Сатурна — свете невинности». (Иоганн Бахофен. «Материнское право»).

Сами понимаете – от таких утверждений перебросить мостик к реальной власти женщин не так-то и просто. Материнство материнством, а власть властью. Более того, очень трудно представить себе мягко-гуманную власть, просто исходя из природы власти. Нет, никаких серьезных оснований понимать под матриархатом власть женщин нет. (2)

Но что тогда можно понимать под матриархатом? Просто счет происхождения по женской линии? Несомненно – это материальное основание матриархата. В мире, где отцовство недостоверно (в силу существования группового брака), а достоверно только материнство – логично предположить, что женщина-мать-родоначальница может обладать особым авторитетом. Тезис о том, что счет происхождения по женской линии обязательно ведет к матриархату, также подвергается сомнениям, но тут уж приходится делать выбор в пользу тех или иных положений. Я выбираю ту тенденцию, согласно которой счет по женской линии приводит-таки к особому положению женщин. Не к власти женщин, а к особому положению. Теперь вот и осталось определиться с тем, что же это за особое такое положение. (3)

Мы опять-таки не придем к каким-то сногсшибательным выводам, кроме предположения о «господстве женщин в домашней жизни». Но это может показаться кому-то совсем банальным. Мол, женщина может господствовать дома и при «власти мужчин». Мужчина господствует в обществе; женщина – дома. Но тут есть серьезные различия. «Домашняя жизнь» в доцивилизационный период есть нечто совсем иное, чем в период цивилизации. Домашняя жизнь была жизнью ничуть не менее «социальной». Тогда вся жизнь была социальной, поэтому, невозможно было бы, скажем, запереть женщину дома – это просто неправильная постановка вопроса. Отсюда же женщины были мощной социальной силой, здесь опять вспомним слова миссионера – «И он не смел даже пытаться оказать сопротивление; дом превращался для него в ад» - согласитесь – мощный рычаг давления, матриархат в действии. Собственно, вот что такое матриархат – женщины как источник неформальной власти во всех домашних делах, при условии, что домашняя жизнь является социально организованной. А обеспечивает эту неформальную власть авторитет символической фигуры матери-родоначальницы. Такова общая схема. (4)

Власть же как таковая всегда была в руках у мужчин. Отсюда я сформулировал пробный тезис, который звучит так: при матриархате мужчины не находятся в подчиненном положении, в котором оказываются женщины - при патриархате. А как же быть с домашним господством женщины? Ждать каждую минуту приказания убираться прочь – это пожалуй, все же положение, мягко выражаясь, угнетенно-угнетающее:) «Слишком ленив или неловок» в рамках общежития слишком легко может превратиться в «он просто нам (женщинам) не по душе» - таким образом любой мужчина в любой момент может вылететь из дома. А это неслабая такая власть. И все же я пока продолжу держаться за сформулированный тезис, что положение мужчин при матриархате мало похоже на положение женщин при патриархате. Ведь чтобы власть не была тиранической надо, чтобы что-то ее ограничивало. Мужчины вообще сильнее женщин, но практиковать эту силу на женщинах в условиях, когда ты находишься в такой зависимости от женского общественного мнения, достаточно проблематично. Женщинам же в любом случае проблематично практиковать силу на мужчинах, именно в силу того, что те сильнее. Сила против силы, и, как следствие, относительный паритет сил. Но это, в общем, скорее догадки, чем что-то иное. (5)

Отдельно стоит отметить тот момент, что предполагаемый матриархат никак не покушается на традиционное разделение на мужские и женские роли. Мужчины заняты своим делом (охота, война), женщины – своим (дом, дети). Это важный момент, поскольку когда говорят о матриархате как о власти женщин, и особенно когда слово матриархат привязывают к современным реалиям, то подразумевают чаще всего именно то, что женщины занимаются теми делами, которые обычно считаются мужскими. В историческом же контексте обязательно вспоминают об амазонках. Но амазонки – исключение из правила, и к матриархату они не имеют никакого отношения. Амазонки - именно что женщины, которые пытаются быть как мужчины; матриархат же подразумевает доминирование специфически женского, домашнего начала. Женщина-мать, а не женщина-воин – вот кто такая родоначальница. (6)

А теперь забудьте все, что я говорил. Все не так. То есть не совсем так. Наконец-то я нашел то, что искал – внятное определение-раскрытие термина матриархат. Вот здесь (за неимением доступа к книге Heide Goettner-Abendroth я вынужден пользоваться статьей, книгу подытоживающую). Нет смысла излагать его собственными словами, поэтому буду говорить словами автора определения – стараясь не перевирать по-русски, то, что говорит немка – по-английски:

«На экономическом уровне матриархальные общества являются чаще всего обществами земледельческими, хотя и не обязательно. Имущество распределяется согласно системе линий родства и моделей браков. Такая система препятствует накоплению имущества в руках отдельной персоны или группы лиц. Таким образом, сознательно поддерживается принцип равенства, а само общество можно назвать эгалитарным и нестяжательским. С политической точки зрения, матриархальные общества являются обществами совершенной взаимовыручки. Всякий успех или неудача в вопросе накопления имущества смягчается социальными правилами. Например, богатые кланы обязаны приглашать на празднества всех жителей деревни. Организуется пиршество, на котором они делятся своим богатством – это считается почетным. Следовательно, на экономическом уровне мы имеем дело со сбалансированной экономикой, и я называю матриархальные общества обществами экономического сотрудничества.

На социальном уровне основой матриархального общества является расширенный клан. Все живут сообща большими кланами, которые формируются согласно принципу матрилинейности, то есть родство признается исключительно по женской линии. Имена, социальные и политические позиции - все это распределяется по материнской линии. Такой матри-клан образуют как минимум три поколения женщин: родоначальница клана (мать клана), ее дочери, ее внучки, и кровные родственники мужчины: братья матери, и ее сыновья и внуки. Обычно, матри-клан проживает в одном большом клан-доме. Число проживающих колеблется от 10 до более чем 100 человек, в зависимости от размера и архитектурного стиля дома. Женщины живут в доме постоянно, ведь дочери и внучки после свадьбы никогда не покидают клан-дома. Такая модель проживания называется матрилокальностью.

Что особенно важно подчеркнуть, так это то, что женщины обладают властью распределения имущества клана; в частности, именно они контролируют источники питания: поля и пищу. Именно эта характерная особенность, наряду с матрилинейностью и матрилокальностью, обеспечивает женщинам настолько прочную социальную позицию, что мы можем называть общества «матриархальными». (Антропологи не проводят четких различий между матрилинейными и матриархальными обществами, что создает огромную путаницу).

Кланы связаны между собой посредством браков, особенно посредством системы браков между двумя кланами. Свадьбы между двумя кланами не являются свадьбами между индивидами этих кланов, скорее это общая свадьба. Молодожены не покидают домов своих матерей, но являются приходящими супругами. Эту модель дополняет модель браков между всеми кланами – благодаря чему все в матриархальной деревне или городе являются родственниками всех – либо по рождению, либо по факту брака. Отсюда, я называю матриархальные общества не-иерархическими, горизонтальными обществами матрилинейного родства.

Даже процесс принятия политических решений организован в соответствии с родством по материнской линии. Все вопросы домашнего хозяйства обсуждаются совместно (женщинами и мужчинами) - на совете в клан-доме. Никто из клан-дома не исключается из совета. После тщательного обсуждения, всякое решение принимается общим согласием - консенсусом. То же самое и в отношении всей деревни: если обсуждается вопрос, касающийся всей деревни, тогда на совет собираются представители от каждого клан-дома. Этими представителями являются либо старейшие женщины клана (матриархи), либо их братья и сыновья. Решения на деревенском совете не принимаются без общего согласия всех клан-домов. Это означает, что представители кланов, обсуждающие вопросы, не имеют полномочий решать эти вопросы. Политика деревни формируется не на деревенском совете; избранные представители просто выполняют функцию коммуникации между клан-домами. Если на совете выясняется, что у такого-то клан-дома есть особая позиция, представители возвращаются в клан-дома и снова обсуждают возникшие затруднения. Таким образом, шаг за шагом достигается общее согласие всей деревни.

На региональном уровне происходит то же самое: представители деревень собираются, чтобы обсудить решения своих сообществ. Опять-таки, они осуществляют лишь функцию коммуникации. Представителями от деревни обычно являются мужчины. Этнологи обычно ошибочно именуют их «вождями», что неверно, так как по сути они ничего не решают. Каждая деревня, каждый клан-дом в деревне вовлечен в процесс принятия решений, и так до тех пор, пока не будет достигнут консенсус на региональном уровне. Следовательно, с политической точки зрения, я называю матриархальные общества эгалитарными обществами консенсуса. Такая политическая модель препятствует концентрации политической власти. Именно в этом смысле можно утверждать, что они свободны от господства: у них нет класса правящих и класса угнетенных, им неизвестны институты принуждения, необходимые для установления чьего-либо господства.

Перейдем на уровень культуры. В матриархальных обществах нет места концепции религиозной трансценденции – им неизвестен невидимый и непостижимый всемогущий Бог, по сравнению с которым этот мир ничего не значит. В матриархальных обществах божественность есть нечто имманентное, ведь весь мир рассматривается как божественный. Это ясно из концепции богини-вселенной, которая создала все существующее, и Матери-Земли, которая порождает все живое. Мельчайший камешек или огромнейшая звезда, любой мужчина или женщина, любая гора или травинка – все наделяется божественностью.

В рамках такой культуры все пропитывается духовностью. На празднествах, следующих сменам времен года, прославляется все на свете: природа во всем своем многообразии, разные кланы со своими особыми занятиями, представители различных полов и поколений. Господствует один принцип - «богатство в разнообразии». Здесь нет различия между сакральным и светским; так что и повседневные дела, такие как сеянье или уборка урожая, готовка или вязанье, являются одновременно значимыми ритуалами. На духовном уровне, я определяю матриархальные общества как сакральные общества с культурой богинь». (7)

P.S. На закуску я вновь обретаю свой собственный голос, чтобы воскликнуть: «Ну разве я не говорил!». А приурочено данное восклицание к следующему выводу автора определения матриархата:

«Даже сегодня мы находим образцы матриархальных обществ в Азии, Африке, Америке и Океании. Ни одно из них не является патриархатом наоборот, где женщины правят мужчинами – а именно такой ложный взгляд на матриархат является самым распространенным. Нет, все эти общества являются эгалитарными. А это означает, что им неведомы иерархия, классы и доминирование одного пола над другим».

Именно этот вывод мне и казался чрезвычайно важным – что мужчины при матриархате не являются угнетенным классом, подобно женщинам при патриархате. И вот, мой не слишком уверенный голос (в силу недостаточного владения материальной этнографической базой) слился с голосом куда более уверенным и достойным внимания. Но все же я, конечно, ошибался, что матриархат не означает власти женщин, она не означает власти над мужчинами, господства, и все же эта именно что какая-то странная гуманная эгалитарная власть. При этом я не совсем отказываюсь от своей идеи о паритете сил. Просто я думаю, что эта идея имеет силу там, где матриархат уже не существует в чистом виде, и где власть в целом в руках мужчин, но женщины сохраняют независимость. То есть это может быть верно в какой-то переходный период – когда матриархат еще не вполне сдает свои позиции. Опять-таки важно вывести «за скобки матриархата» всяких амазонок и прочих воинственных созданий. В рамках матриархата центральная фигура – женщина-хозяйка-мать, а не женщина-воин. Женщина, занятая «женским делом», а не «мужским» (здесь же мы видим, что политика как обсуждение общих вопросов, скорее всего не может считаться мужским делом). Это тоже важный момент для понимания сути матриархата. Здесь царит именно женственность. Это я как утверждал, так и утверждаю. (8)

P.P.S. Отдельно хочется немножко поныть на тему перевода, точнее, его отсутствия. Любая работа подобного уровня, будь это художественное произведение, конечно, была бы переведена. А так на русский не переведен даже и Бахофен (только отрывок), который считался классиком в советское время. Надеяться же на перевод фундаментальной работы Heide Goettner-Abendroth я так понимаю, можно не. Ну, вы поняли:) Я бы прочел и по-английски, но в инете полной версии текста не нашел, хотя он скорее всего существует, потому как частичный вариант на амазоне выложен – для завлечения читателя. Патриархальный капитализм!!! При матриархате, уверен, текст выложили бы полностью:) (9)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В целом очень добротная статья, хотя автор, при попытке постижения матриархата, совершенно упускает из виду религиозный, духовный фактор. Он совершенно справедливо говорит, что "в рамках матриархата центральная фигура – женщина-хозяйка-мать, а не женщина-воин." Только у женщин эпохи матриархата имелись функции и поважнее хозяйственных. Женщины были шаманками и, в таковом качестве, они обладали сверхъестественными силами, как и все шаманы. Именно благодаря этим силам они завоёвывали авторитет у соплеменников, которые добровыольно отдавали в их руки бразды правления.
Tags: матриархат
Subscribe

  • Оптимистическая трагедия.

    Пускай в Меня, как в водоём, Вольются боль, и грязь, и горе: Не в силах молния огнём Испепелить иль выжечь моря! Пусть мириады спирохет Грозят…

  • Отчаяние мудреца.

    Рвётся связей людских изначальная нить, Привязаться к кому? Что любить? С кем дружить? Человечности нет. Лучше всех сторониться И, души не раскрыв,…

  • Про улыбку Чеширского кота.

    Природа, можно ли взирать ещё спокойней, Чем ты, на мертвецов, гниющих между роз? Артюр Рембо. Как гениально-дерзко-вызывающе сказано! Однако…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments