Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Люблю берёзку русскую...

«Не рубай, братику, билой березоньки,
Не коси, братику, шовковой травы,
Не зривай, братику, чорного тёрну,
Билая березонька – то я молоденька,
Шовковая травка – то моя руса коса,
Чорнiй тёрн – то мои чорни очи»

Вариант малороссийской песни из книги
А.Н. Афанасьева «Поэтические воззрения
славян на природу»

В матриархальной древности Мировое Дерево мыслилось воплощением Богини. Соответственно и верхняя часть дерева, уходящая в небо, представлялась головой Богини. Это представление фиксировалось в образе дерева с символом солнца наверху.

Firefox_Screenshot_2016-07-24T10-30-47.575Z
‘Древо жизни’ с эмблемой солнца или неба:
1- Древний Египет;


Здесь легко угадывается древнеегипетский символ жизни - анх.

И ещё угадывается нынешняя рождественская ёлка, увенчанная звездой.

mosika_901_00002

Обычай украшать ёлку на Рождество возник сравнительно недавно, в Германии в XVl веке, в эпоху Реформации. В России рождественская ёлка появилась при царе-реформаторе Петре Первом. До реформаций и реформ и германцы, и славяне, и угро-финны наряжали берёзу.

Берёза - священное дерево Великой богини. У скандинавов берёза была символом богини Нерты, которая считалась великой Матерью-Землёй.

Берёза стала фетишем Великой богини, очевидно, потому, что отличается от других деревьев белой корой, а белый цвет был цветовым символом богини. Ну, и на девушку она очень похожа. Достаточно вспомнить творчество Есенина, как он сравнивает нежный стан березы – с девичьим, ветви – с косами, а крону – с сарафаном.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/7/72/RylovAA_VLesu115x138_KIR.jpg
Аркадий РЫЛОВ (1870-1939). В лесу. 1905. Холст, масло.

Часто, говоря о берёзе, принято традиционно считать её чуть ли не «русским» деревом. Конечно, это не совсем верно.

Примечательно, что представители малочисленной группы нанайцев (в Китае их называют народностью ходжо), живущие в настоящее время между реками Сунгари и Уссури, вот уже на протяжении более трёх тысяч лет продолжают изготавливать лёгкие лодки из берёсты, используя их для рыбной ловли. Эти аборигены, потомки древнего населения Приамурья, как и различные тунгусо-маньчжурские группы всегда практиковали шаманизм, и, надо полагать, продолжают придерживаться этому и в наше время. Берёза для них – дерево жизни. Нет берёзы – нет лодок – нет рыбы, основной пищи. В природе всё взаимосвязано. Языческие культы всегда подчёркивали это, что в свою очередь подкреплялось ритуальными действиями. В мистических ритуалах шаманов берёза является космическим деревом, соединяющим мир духов с миром живых.

Как не вспомнить строки из «Песни о Гайавате»:
Дай коры мне, о Береза!
Желтой дай коры, Береза,
Ты, что высишься в долине
Стройным станом над потоком!
Я свяжу себе пирогу,
Легкий челн себе построю,
И в воде он будет плавать,
Словно желтый лист осенний,
Словно желтая кувшинка!
Скинь свой плащ, Береза!
Скинь свой плащ из белой кожи...
До корней затрепетала
Каждым листиком Береза,
Говоря с покорным вздохом:
"Скинь мой плащ, о Гайавата!"
(Перевод Ивана Бунина).


Берёза обладает очень сильными свойствами очищения и защиты. Именно берёза была наиболее популярным практически во всей Европе деревом для изготовления детских колыбелей. Она считалась успокоительницей детских страхов и плача, а также являлась первой защитницей невинных беспомощных малышей.

Прутья берёзы применяли для изгнания злого духа из человека или животного. Мудрые ведуньи, зная об очистительных и защитных свойствах березы, использовали её ветки для изготовления прутьев своих магических мётел, которые, кстати, не использовались для полетов, как считают некоторые обыватели, а были атрибутом очищения и подготовки места к ритуалу. Кстати, на Руси венички из берёзовых веток вешали, чтобы оградить дом от порчи и от удара молнией, а женщин – от бесплодия.

В древности существовало обрядовое хлестание берёзовым веником, что явно выражало пожелание благодетельного воздействия Богини. Ныне берёзовые веники потеряли свои сакральные функции, превратившись в банные веники.


Картина Б. М. Кустодиева «Русская Венера», 1925—1926 годы.

Очевидно, метла, напоминая своей формой веник, тоже воспринималась как символ дерева Богини. Поэтому и ведьмы летают верхом на метле.

ведьма

В России снежной бабе — зимнему идолу женского божества — дают в руку метлу.

снежная баба

Кстати, русское слово веник (метла) этимологически родственно словам венец и венок, а они обозначают предметы, которые, имея форму кольца, являлись символом Богини.

А Майское дерево часто представляло собой не дерево, а древесный ствол с обрубленными ветками, из чего видно, что священное дерево ассоциировалось со столбом. В Литве раньше повсеместно стояли священные столбы [1]. Такой столб был увенчан миниатюрной крышей; нередко было две или три крыши одна над другой, наподобие пагоды.

mosika_901_00001

До сих пор в Средней и Северной Швеции празднуются «дни берёзы» между 22 апреля и 1 мая. При этом обычно сооружается так называемый «майский шест», то есть жердь с перекладиной вверху, которая украшается, обвивается молодыми ветвями берёзы и первыми полевыми цветами, и этот объект, фактически заменяющий натуральную берёзу, становится центром сбора молодёжи и различных увеселений под открытым небом, напоминая именно этим древнейший праздник, совершаемый у живой, растущей Священной берёзы. До нашего времени сохранился праздник «майского дерева» в Швеции и Франции, Шотландии и Швейцарии. Весёлые молодёжные гуляния в местах водружения «майского шеста», символизирующего живую берёзу – отголосок сакральных действий, которые проводились и у карел, и у хантов, и у пермяков, и у финнов-суоми, чувашей, татар, мордвы и ещё у многих и многих народностей. У эрзя сохранился национальный обрядовый праздник «Тудоннь ильтямонь чи» или Праздник берёзы.

Можно найти упоминание о Великой берёзе пермяков – культовом дереве, высотой около тридцати метров, невероятно большом в обхвате. Она
росла на высоком яру в устье реки Вымь, в районе современного села Усть-Вымь. У её корней было главное капище, куда коми-зыряне, коми-пермяки и чердынские манси приходили поклониться, совершить жертвоприношения и религиозные обряды. В 1379 году эта «прокудливая берёза» была срублена и сожжена православными миссионерами во главе со Степаном Храпом, обратившим народы Севера в христианство и ставшим затем епископом Стефаном Пермским.

Стефан Пермский и береза

В житии Стефана Пермского рассказывается, что, придя в зырянскую землю, он возвёл на месте языческой кумирницы храм в честь Михаила Архангела, рядом с которым основал Владычный городок и поставил первый в Коми Михайло-Архангельский мужской монастырь.

Дни, которые на славянских землях называют Красной горкой, а они начинаются с Лельника (22 апреля) и продолжаются, примерно, до 7 мая, по нынешнему летоисчислению, у многих народов отмечались особыми празднествами. А дата выбора ещё и особенной ночи, наверняка, была подвижной, так как приурочивалась к ближайшему полнолунию, что было удобно в те времена, когда календарями и численниками являлись звёздное небо и продолжительность солнечного дня.

«...собравшись все вместе, жители деревни пошли в лес за Майским деревом. Выбрали подходящее, срубили и потащили с прибаутками и песнями на луг посередине деревни. Мужчины укрепили его, счистили нижние ветки, оставив только верхушку, и предоставили украшать его девушкам. В ход пошли ленты, цветы, и вскоре Майское дерево расцвело во всей своей красе. Пляски под ним начнутся к вечеру, а перед этим выберут Королеву Мая…» - это перевод из книги «Анатомия злоупотреблений» Филиппа Стабса, вышедшей в 1583 году в Англии в которой рассказывается о празднике костров - Белтейн – торжестве возрождения природы и о таинстве магических действий, обязанных вызвать обильный урожай в наступившем году.

В праздничную ночь будет всё: и выбор самой красивой девушки, которую называют, где Королевой, где Майской Розой, где как-то иначе, в зависимости от местности и народа, который организует такие гулянья, будет обряд выдачи красавицы замуж Зелёному Человеку, обряженному в ветки с молодой листвой, будут танцы и любовь у пылающего костра.


Особую роль играла берёза в обряде под названием кумление (или посестринство). Связан он был с древним культом Матери-Богини, поэтому присутствие мужчин на таких таинствах было святотатством — мужской взгляд мог испортить завитую берёзку. В обряде участвовали только девушки или молодые женщины, не имевшие детей. Кумление – это славянский ритуал символического создания и фиксации особых духовно-родственных отношений между двумя девушками или женщинами. Такой духовный сестринский союз мог быть установлен на определённое время в качестве компонента для обрядовости весенне-летнего цикла или даже на всю жизнь. В основе ритуала кумления лежит клятва-обещание дружбы, понимания и взаимоподдержки, которую в знак значимости подкрепляли взаимными поцелуями, подарками, обменом важными для девушек вещицами.

По традиции для проведения обряда д
евушки и женщины шли к берегу реки, водоёма или в лес, где протекал ручей, и выбирали одиноко стоящую "плакучую" берёзку.
Берёза плакучая считалась деревом особым - её иногда называли "навьим деревом", то есть деревом мёртвых. Её сок, почки, кора, древесина и листья никогда не использовались для лекарственных целей, но только для магических. Верили, что это дерево имеет связь с нижним миром, что его любят русалки, они с берёзы спускаются, на берёзах качаются. Вокруг берёзы очерчивался магический круг (его мог заменять и девичий хоровод), и под пение обрядовых песен девушки украшали её бусами и лентами, а чтобы угодить русалкам, которые очень любят качаться на ветвях берёзы, сплетали ветви в венки. Происходило «завивание» - связывание верхушек двух молодых берёзок (при этом они нагибались) или же заплетание-закручивание древесных берёзовых веток в кольца. Отсюда, кстати, и пошло выражение «берёзу заломати».



«Берёзка, берёзка,
Завивайся кудрявая,
К тебе девки пришли,
Пироги принесли
Со яичницею».


Во всех этих действиях был определённый смысл: так девушки могли подружиться, «покумиться» с русалками, которые могли поведать им будущее. Затем девушки кумились между собой.

«Кумушка, голубушка,
Серая кукушечка!
Давай с тобой, девица,
Давай покумимся!
Ты мне кумушка,
Я тебе голубушка!
Горюшко размыкаем!
Будешь мне помощница,
Рукам моим пособница!»


По окончании процесса девушки трижды целовались (в случае с венком – именно через него), менялись вещами (кольцами, платочками, дорогими их сердцу предметами). Вокруг берёзы водили хороводы, раскладывали принесённое угощение для берегинь, в котором непременно был хлеб, сыр и яичница; ели сами, просили у берёзки доли. Соревновались, кто первой сядет в тени завитой берёзы – это гарантировало замужество в текущем году. Обязательным ритуалом было гадание по берёзовым венкам. Девушки бросали их в реку и следили, доплывёт ли венок до противоположного берега или утонет. Если доплывёт, то девушка в скором времени удачно выйдет замуж, а та, чей венок потонет, скоро умрёт.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
[1] Не эти ли столбы послужили первыми крестами для распятия женщин-шаманок? См. О распятии на кресте.

Tags: матриархат, язычество
Subscribe

  • О парадоксальности сновидений.

    С одной стороны, сновидения всегда с элементами небывальщины и "сумасшедшинки", - так в реальной жизни не бывает. Но, с другой стороны, во…

  • Душеведческое.

    Состояние медитации в дзэн называлось "у-во" – "не-я", "отсутствие индивидуального "Я"". В процессе…

  • Сон и смерть.

    "Акшани ибн Ябир - по мнению лютнистов из Анатолии, некоторое время это имя носил шайтан <...> Ему приписывают два изречения: 1) смерть -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments