Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

хрестьянин

Священник = пророк.


Источник картинки.

Как писал о. Александр Мень, «доисторические мистики» были предтечами носителей свободного религиозного вдохновения исторических времён. Все пророки, харизматики, все духовно-творческие зачинатели нового психологически, субъективно принадлежали тому потоку религиозной жизни, который начинается с экстатиков каменного века. То, что веками воспитывалось в мистике Индии, что нашло завершение в орфизме и неоплатонизме, имеет корень в этой высшей одухотворённой стороне шаманизма. Семитическое пророчество, бывшее естественной почвой, на которой вырос библейский профетизм, также коренится в нём (Источник).

Вот поэтому ивритское слово коhэн родственно арабскому слову كاهن (кахин) «предсказатель» или «пророк», ибо воля Божия познаётся в пророческом видении (Источник).
хрестьянин

Государства и пирамиды.

"Вся художественная культура стадии возникновения первых государств, установлений и законов независимо от местных вариантов проникнута торжеством формы над материей: им продиктовано появление зиккуратов и пирамид, цилиндрических шумерских статуй и математически выверенных египетских рельефов, особое отношение к обработке металла и исчезновение расписной керамики. Вспомним раскопки Трои, где не найдено ни живописи, ни даже скульптуры — только мощные цитадели, однотонные глиняные сосуды и ювелирные клады" (Э. Л. Лаевская).

Интересное замечание. Пирамиды и их аналоги - курганы - указывают на появление государств. Где есть курганы и пирамиды, там, стало быть, есть вожди и фараоны. То бишь, курганы и пирамиды - "метки" патриархата.

Также любопытно торжество формы в ущерб искусству. В принципе, это понятно: когда говорят пушки, музы молчат.

Хотя в последнее время появляется всё больше свидетельств того, что древнеегипетские пирамиды строились не рабами, а крестьянами (строительная артель была чем-то в роде отхожего промысла у египетских крестьян), всё же это очень характерно, что в народе на уровне подсознания пирамиды ассоциируются с рабством. Ведь рабство в своих наиболее ярких формах проявляется лишь в государственную эпоху.
хрестьянин

Виктор Астафьев о русском народе.



К безалаберности и разгильдяйству я бы ещё добавил невежество.

Любопытно в этом отношении замечание Э.Р. Перцова, сотрудника герценовского "Колокола", о том, как народ воспринимал царя: "В целой России, – писал он, – деревенское население имеет смутную идею об особе и личности царя и всегда с диким любопытством расспрашивает о нём отставных и бессрочных солдат, имевших случаи его видеть: не золотой ли он? не бриллиантовый ли? так ли он ходит и говорит, как все люди? нет ли вокруг него сияния? и т.п. Мне самому часто приходилось отвечать на подобные вопросы. Это покажется невероятным европейцу, но, передавая нагую истину, без прикрас, ссылаясь на каждого добросовестного русского, имевшего близкие отношения с крестьянами внутренних губерний, самые развитые из них воображают царя и царицу красавцами, необыкновенно сильными, необыкновенно умными и одарёнными всеми добродетелям. Даже крестьянин, "обтёртый" городской жизнью, никогда не поверит, чтобы царь или царица могли напиться пьяными, предаться разврату или быть тиранами; крайний предел сермяжного либерализма – это мысль, что иногда и царь ошибается, потому, что его обманули, не так ему доложили" <…>

Понятно, что среди таких представлений о царской власти взгляды Петра Чаадаева, изложенные им в "философических письмах", казались сумасшествием. Его и объявили сумасшедшим ("сшедшим с крестьянского ума").

хрестьянин

Советские баи.

Из книги И. Л. Андреева "Тамтам сзывает посвящённых" (М.: Прогресс-Традиция, 2008. С. 81):

"Как-то мне пришлось работать в Файзабадском и Гармском районах Горного Таджикистана. Перед глазами мелькали кишлаки и перевалы да беседы со стариками - бывшими басмачами, затем местными функционерами вплоть до ухода на пенсию".
хрестьянин

Куросы.

Куросы ставились на гробницах; они имели мемориальное значение. Женский аналог куроса — кора.

Самые ранние куросы изготавливались из дерева (см. ксоанон) и поэтому не сохранились. Но в VII в. до н. э. греки научились у древних египтян искусству обработки камня металлическими инструментами, и начали высекать куросов из горных пород — по большей части из паросского и самосского мрамора.

Как и их прототипы-фараоны, куросы часто высекались с выдвинутой ногой (в шаге), с поднятой головой и прямым пристальным взглядом и с архаической улыбкой на устах.

Изображённые юноши всегда были обнажёнными, в крайнем случае с поясом, иногда в сандалиях. Трактовка их лиц и голов показывает культурное влияние Крита: волосы они носят длинными, заплетёнными или украшенными по критской моде, а в разрезе их глаз иногда заметен узнаваемый египетский очерк, который часто копировался критским искусством.

В VI в. до н. э. размер куросов стал увеличиваться, по мере богатения греков и роста их навыков при работе с мрамором. Некоторые из них стали в три или даже в четыре раза превышать человеческий рост. Например, несколько из самых крупных куросов были изготовлены для Самосского Герайона (храма Геры на о. Самос), получившего щедрые дары от тирана Поликрата. Оттуда происходит самый большой из известных, высотой в 5 м. Он был найден в 1981 г, сейчас находится в Самосском Археологическом Музее, который пришлось перестроить, чтобы он поместился (из Википедии).

курос
хрестьянин

Староверческое происхождение легенды о "самозакопавшейся" чуди белоглазой.

Очевидно, легенду о чуди белоглазой, ушедшей под землю, сочинили русские староверы в Минусинской котловине. Известный в Минусинске поэт А.К. Кузьмин, который был краеведом, написал в 1828 году в вышедшем в Красноярске "Енисейском альманахе":

"Я видел множество могил,
Которому мой взор конца не находил,
Сии старинные курганы,
Рассеянные по полям,
У коих камни по углам
Стоят как грозны великаны.
Невольно клонит пылкий ум
К принятью самых мрачных дум.
Для грусти там живая пища,
К мечтам в былое - тьма причин;
Идёшь в безмолвии один
Среди всемирного кладбища"...

mosika_901_00001

Collapse )
хрестьянин

Деньги и налоги.

Дэвид Гребер в своей монографии "Долг: первые 5000 лет истории" описывает начало денежной системы на Мадагаскаре, и это описание можно принять в качестве наглядного примера установления монетарно-фискальной экономической политики в различных государствах древнего мира.

Цитирую:

"Одной из первых вещей, которую сделал французский генерал Галльени, покоритель Мадагаскара, после завершения завоевания острова в 1901 году, стало введение подушного налога. Этот налог не только был высоким, но ещё и должен был выплачиваться в новых малагасийских франках. Иными словами, Галльени напечатал деньги, а потом стал требовать, чтобы каждый житель страны вернул ему часть этих денег".

То есть, деньги без государственного налогообложения (или взимания дани, что, в принципе, одно и то же) не "работают". Чтобы заставить деньги "вращаться" по кругу, необходим государственный "деньгосос" (по аналогии с пылесосом), который бы "отсасывал" деньги у населения в казну и заставлял население обращаться за деньгами в государство, чтобы выплатить налог (=дань).

Collapse )